Однажды я с очень гордым видом (вру, на самом деле в соплях и слезах) ушла в ночь, обидевшись на какую-то мелочь. Мой спутник проводил меня недоуменным взглядом, продолжая пить пиво. Через полтора часа я решила, что оно того не стоило, и вернулась, понуро таща за собой чемодан. Мой спутник встретил меня недоуменным взглядом, продолжая пить пиво. Нет, пива было не так много, просто он пил его медленно, явно жалея, что к такому шоу не прилагается ещё и попкорн.

А сегодня в дружественном фейсбуке развернулась дискуссия, можно ли давать сдачи. Приятельница, большой журналист и нежная мать, утверждает, что нельзя ни в коем случае – так мы только множим насилие. Я считаю, что в некоторых случаях всё-таки можно, хотя если вы знаете, как избежать таких случаев, избегайте их изо всех сил.

Эти истории, казалось бы, не имеют ничего общего, но на самом деле обе они – о неспособности (или нежелании) задуматься о последствиях. Уходя в ночь, я рисковала упереться по возвращении в запертую дверь (и поделом бы). Доводя конфликт до крайней точки, человек рискует получить сдачи.

Да, в идеальном мире розовых пони люди не бьют друг друга, никогда и ни за что. А получив по лицу или другим частям тела, обращаются в полицию и следят, как обидчик несёт легальное наказание. В том же самом фейсбуке приводили пример, как израильский мальчик толкнул израильскую девочку, и девочка, воспитанная в правовом государстве, обратилась к органам правопорядка. Мальчик сел на 12 месяцев. С тех пор, говорят, не толкается. Неважно, кажется вам это наказание слишком суровым или нет, закон есть закон.

решение конфликтов

Проблема в том, что далеко не все конфликты и далеко не во всех странах лежат в правовом поле, тем более, если мы не говорим о физическом насилии как таковом. Приятельница говорит, если ты учишь ребёнка давать сдачи, ты говоришь ему: «Я не буду решать твои проблемы, и мне плевать, если тебя побьют или изнасилуют». Я учу своего сына давать сдачи: «Я говорю ему: не бей первым никогда и ни за что. И если бьют тебя, убеги и пожалуйся маме, ты малыш. Но если однажды мамы не будет рядом (а когда-нибудь мамы не будет рядом), не бойся постоять за себя. Но никогда, мой хороший, не пользуйся правом сильного: если драку можно прекратить, уходи».

Моя подруга приехала в Сербию из США. Своих сыновей (12 и 16) она учила, что если в школе проблемы, надо идти к учительнице. С точки зрения американской школы она была совершенно права. С точки зрения сербской (и не начальной) – не совсем. «Мама, я не хочу быть ябедой, если могу решить свои проблемы сам», — сказал ей старший сын. Я, тем не менее, буду настаивать, чтобы мой сын делился всем, что его беспокоит, а там уж мы вместе разберёмся, как не нарваться на последствия, от которых станет только хуже.

Но главное, чему я учу его с самого рождения, – это последствия. Сам факт их существования. Если ты сказал: «Нет, я не хочу леденец», — ты его и не получишь, даже если передумаешь. Если ты стукнул мальчика лопаткой, я могу не успеть вмешаться, и мальчик даст сдачи. Если когда-нибудь ты «гордо» уйдёшь в ночь, есть шанс упереться в закрытую дверь. Если когда-нибудь ты не уйдёшь, ты рискуешь остаться в очень несчастливых отношениях (этому я его пока не учу, лет десять в запасе есть). И если ты думаешь, что можно сделать кому-нибудь гадость и не огрести за это, помни о карме, сынок!

____________________________________

Автор Виктория Мартынова.
Журналист, переводчик. Директор PR-агентства PRoCom.
Страница в ФБ vicky.martynova.