«Пусть они делают, что хотят, только как-нибудь так, чтобы я этого не видел», — так звучит основной аргумент тех, кто уже не готов побивать гомосексуалов камнями, но всё ещё не может смириться с их существованием. В самом деле, зачем держаться за руки или, не приведи господь, целоваться на людях, публично вступать в брак и ходить со своим партнёром на мероприятия формата «плюс 1»? Как, вы всё это делали? И фоточки со свадьбы в фейсбук выкладывали? И с друзьями делились историями из серии «А мой-то муж вчера…»?! Но зачем, если всё это не нужно? Или нужно, но только вам?

«Простите, но я считаю, что это просто разврат», — отвечает на мой комментарий знакомая дама. Я прощу, мне правда несложно. Но от вопроса не удержусь. Вот есть Сербия, и есть Россия, и, например, Узбекистан или там Ирак. Все эти страны к свободам сексуальных меньшинств относятся, мягко говоря, не очень (Сербия – вообще рай, если в сравнении). Вы, дорогая дама и примкнувшие, правда думаете, что при таком раскладе гомосексуальность – продукт свободного выбора, особой развращённости или страсти к экспериментам? Тогда это эксперимент из серии отрезать себе палец и посмотреть, что будет.

Или, может, правда бывает так, что мужчина смотрит на обнажённую женщину и ничего не чувствует, не привлекает она его? А другой мужчина – привлекает, даже не раздеваясь. У него, конечно, есть выбор. Например, застрелиться (по некоторым данным, геи совершают попытки самоубийства в семь раз чаще натуралов и, по мнению ВОЗ, входят в самые уязвимые группы населения). Или уйти в монастырь, чтобы спрятаться «от греха». Сомневаюсь, правда, что думающий священник на такое благословит – идея всё-таки в том, чтобы прийти к Богу, а не уйти от мира. Или жениться, всю жизнь врать себе и жене, не получать особого удовольствия от сексуальной жизни и мучиться несбывшимися желаниями. На эту тему, кстати, есть хороший сериал «Грейс и Фрэнки».

Кадр из сериала «Грейс и Фрэнки»

Кадр из сериала «Грейс и Фрэнки»

Но есть ещё один вариант развития событий… Двести лет назад женщины не имели права выбирать, с кем вступать в брак, за них решали родители, сватья, иногда их просто воровали (в наших краях. В некоторых странах это происходит и сейчас). Сто лет назад белые и чёрные не имели права вступать в брак. Впрочем, какие сто! Ричард и Милдред Лавинг были приговорены к тюремному заключению за вступление в межрасовый брак в 1958 г. Чуть менее 80 лет назад брак с евреем мог привести в концлагерь. Всё это кажется совершенно диким сейчас, не правда ли? Может, лет через десять, или двадцать, или хотя бы пятьдесят нашим детям и внукам покажется диким, что государство и обыватели решали за взрослых дееспособных людей, с кем им можно жить, а с кем – нельзя.

«Хорошо-хорошо, — ответят мои оппоненты, — но при чём тут парад и почто мне отменили автобус?». Я, простите, не готова к длинном уроку истории, но напомню, что первые Парады гордости прошли после Стоунволлских бунтов. Поступай со мной так родное государство, я бы тоже взбунтовалась и куда-нибудь пошла, мне просто повезло, как правило, быть в большинстве. «Чем они гордятся?» — тоже частый аргумент. Тут уже не историю учить надо, а английский язык. Pride переводится не только как «гордость», это ещё и «чувство собственного достоинства». Заявленное право быть собой – белым, жёлтым, левшой или правшой, брюнетом или альбиносом, гомосексуалом или гетеросексуалом – и не стесняться этого.

«Нет, ну а если твой сын…» Если окажется, что мой сын гомосексуален, я, честно скажу, ужасно расстроюсь. Мы с ним живём в мире, где проще быть белым гетеросексуальным мужчиной (именно по этой причине, кстати, я порадовалась, когда узнала, что жду мальчика). Я расстроюсь потому, что мне будет страшно за него, но я не стану меньше его любить, я не откажу ему от дома, не буду требовать внуков любой ценой и прыскать в него святой водицей или таскать по психиатрам. И скорее всего, в следующем году я пойду на Белградский прайд, чтобы чей-нибудь ещё сын или дочь знали, что в моём мире есть место и для них.

____________________________________

Автор Виктория Мартынова.
Журналист, переводчик. Директор PR-агентства PRoCom.
Страница в ФБ vicky.martynova.

Facebook Comments