Когда день начинается с вида на море и кончается видом на море, а на обед приносят тарелку фруктов, как-то легко начинаешь задумываться о смысле жизни. Здесь он практически очевиден. Вчера мой сын доплыл до буйков (мне на это достижение понадобилось 30 лет жизни, ему – всего четыре). Сегодня друзья похвалили за вкусный завтрак. На выходных мы поедем на озеро. Через неделю придумаем что-нибудь ещё.

Я, конечно (и не только я), работаю с утра до вечера, на море чаще смотрю, чем купаюсь в нём, но сегодня вот взяла с собой купальник и в паузе поныряла. Белград – бесконечно демократичный город, но этот номер там не прошёл бы (хотя можно работать на Аде Цыганлии).

Это «можно» — ключевое открытие совсем не отпускной поездки. И если в моём случае Черногория стала триггером, друзья и знакомые справляются, не покидая родных краёв. Подруга попросила, чтобы с неё сняли часть рабочих обязанностей, сознательно пожертвовав частью зарплаты – кажется, ей надоело выбирать между «ещё немножко поработать» и «провести вечер выходного дня в хорошей компании».

Друг поехал в командировку и за свой счёт докинул пару дней – посмотрел новую страну. Знакомая мама решилась на отпуск без детей и мужа, победила чувство вины и теперь строчит восторженные посты в фейсбуке. Мой собственный папа категорически отказался брать на море детей и внуков и провёл восхитительную неделю в компании молодой жены. Дети и внуки (в моём лице) думали было оскорбиться, но вообще он прав, и это тоже «можно».

отдых от работы

Один очень успешный бизнесмен десять лет назад сетовал, что отдых – это сущее наказание, насилие над его естеством. Сейчас он ездит на переговоры на велосипеде – сразу после утреннего купания с детьми. «Что изменилось?» — спрашиваю. Говорит, отношение к жизни. Оказалось, что жить сегодняшним днём, личное ставить выше профессионального (не в ущерб, просто выше) и видеть, как растут твои дети, — отличная философия для того, кто хочет жить не только долго, но и счастливо.

Счастливо тут — ключевое слово. Моя приятельница Лера родила первого ребёнка в 18, второго – в 20 и много лет была домохозяйкой, любящей женой и мамой. Совсем недавно она открыла свой маленький бизнес по индивидуальному пошиву – шла к этому ещё со школы. Дети ходят в школу и учатся сами греть себе обед, а муж радуется, как блестят у Леры глаза. Наверное, им не очень просто дался переходный период, но так – тоже «можно», и мало найдётся достойных поводов жертвовать собой, на самом-то деле. Ещё меньше – жить не своими целями и желаниями, это нам долго и упорно доказывали дауншифтеры, и моему поколению, может быть, доказали.

Я не предлагаю всем своим читателям немедленно уехать к морю, открыть собственный бизнес, нарожать троих детей или уволиться. Я намекаю только, что если вас мучает вопрос из анекдота: «А что, можно было?», — можно!

____________________________________

Автор Виктория Мартынова.
Журналист, переводчик. Директор PR-агентства PRoCom.
Страница в ФБ vicky.martynova.