Однажды я отправилась на тиндер-свидание, а попала на деловую встречу: мне не понравился его голос, ему — возможно, что-нибудь ещё, зато о работе нам говорилось весело и интересно. «Пиарщик? — спросил мой новый знакомый, — Я тут делаю страницу, может, предложишь мне кампанию по раскрутке?» Оказалось, что сайт его называется «Красавица и чудовище» (по-сербски Lepotica i zver, т.е. дословно «… и зверь).

Зверь, как вы понимаете, это уже не урод, а мощная такая громадина. На странице «О нас» цели и методы описаны более чем прозрачно: «Сайт знакомств, предназначенный для успешных, деловых, финансово стабильных мужчин и привлекательных, умных и амбициозных девушек». Всё как я люблю: тут тебе и «у него деньги, у неё красота», и он – мужчина, а она, упаси господь, не женщина, а исключительно вечно молодая девушка. В общем, с кампанией пока как-то не сложилось. Как и с ответом на прямой вопрос: «Чем это отличается от проституции?»

Вопрос, чем институт содержанок (в Сербии это явление называется «спонзоруша») отличается от продажной любви с почасовым тарифом, вообще довольно широкий. С одной стороны, она же не со всеми, а только с одним (ну двумя, ну пятью). К тому же, за женщиной остаётся право выбора: содержанка может покинуть бар, проститутка кровать — вряд ли. Да и мужчина платит заранее: на сербском сайте месячное членство стоит от 11 до 29 евро, на западных может встать и подороже. С другой, мужчина платит как бы не за секс, но за право познакомиться. А женщина (простите, девушка) сразу уточняет, что «финансовая стабильность» партнёра — главный приоритет.

sugar baby

С третьей стороны (у любого сложного вопроса минимум три стороны), материальное положение потенциального супруга волнует большинство прекрасных дам. Это нормально: сама природа заставляет нас думать, какого мамонта припрёт мужик, пока его дама обессилена в родах. И вообще быть богатым и здоровым круче, чем бедным и больным. Но почему-то так сложилось, что хотеть красивую жену приличнее, чем богатого мужа.

С четвёртой (вопрос-то реально сложный), я вообще выступаю за легализацию проституции. Её недаром называют древнейшим ремеслом, а значит, поборники морали вряд ли смогут искоренить это явление. Зато официальное здравоохранение могло бы защитить обе стороны процесса. К тому же, если сейчас проститутке клиент заплатит за вагинальный секс, но займётся анальным, её шансы зарегистрировать изнасилование стремятся к нулю, и это меня беспокоит куда больше, чем вопросы морали. И в этом контексте общественное принятие эскорт-служб более чем логично.

хефнер и девушки

И вот как ни крути, получается, что быть «красивой, умной и амбициозной» в обмен на чьи-то «успех и стабильность» — не просто нормальная, а биологически оправданная ситуация. Те же из нас, кто так не умеет (и я в первых рядах этого списка), что-то в жизни поняли не так. Впрочем, история становится куда как понятнее, если воспринимать отношения как обмен не только материальными благами, а ресурсами вообще. Кому-то нужен толстый кошелёк, кому-то – отличный отец, одной барышне – внимательный слушатель, другой – неутомимый любовник, которому плевать, умеет ли она варить борщ.

В этом смысле сайты типа «Красавица и чудовище» — не более, чем клуб по интересам, а я, конечно, дурак, что не взялась за промокампанию. И только один вопрос остаётся открытым: чем расплачиваться будем? Потому что молодость (простите за каламбур) устаревает со страшной скоростью, а ума с этим смириться хватает далеко не всем.

____________________________________

Автор Виктория Мартынова.
Журналист, переводчик. Директор PR-агентства PRoCom.
Страница в ФБ vicky.martynova.

Facebook Comments