Нам придётся избавиться от иллюзии, что женщинам навечно гарантированы базовые права. «Не могу поверить, что всё ещё должна протестовать против этого дерьма», — знаменитый слоган с плакатов, которые чаще всего можно было видеть на митингах за права женщин. «Женщины – тоже люди», — эту фразу мы нередко повторяем, иногда шутливым, но, в основном, расстроенным тоном.

Не только в Сербии – во всём мире – царит заблуждение, что, раз добившись определённых прав, нам не надо больше за них бороться, ведь цивилизация движется по восходящей. После мы хватаемся за голову, когда вновь приходится протестовать против какого-нибудь «дерьма».

Мы понадеялись, что благодаря международным обязательствам, например, подписанию Стамбульской конвенции, положение женщин улучшится, но ситуация по-прежнему далека от идеальной. Давайте посмотрим, что в связи с этим вопросом происходило в Сербии в прошлом году.

Хотя министерский Координационный институт гендерного равноправия существует уже два года, и государственные чиновники любят повторять, что мы – одна из редких европейских стран, где проблемой занимаются на высоком уровне, в 2015 году бюджета на его работу не предусмотрели. В 2016 году самой значимой его активностью стало обращение министра Зораны Михайлович (руководительницы Института) с призывом к женщинам регулярно проходить профилактические осмотры у маммолога, чтобы избежать или как можно раньше диагностировать рак груди. Я уверена, что каждая женщина, которая заказала осмотр и смогла записаться в разумные сроки, а затем провела часы в ожидании, размышляя, как её работодатель отнесётся к потере половины (а то и больше) рабочего дня, поняла, насколько государство заботится о её здоровье.

Этот Институт не вошёл в рабочую группу Закона о предотвращение семейного насилия – видимо, в его составе нет специалистов, которые занимаются этой проблемой.

В начале 2016 года не был принят и плохой законопроект «Закона о равноправии женщин и мужчин» — хотя работа над ним велась целый год, даже название не отражало того, что он должен покрывать на самом деле. И хотя принять такой акт следовало в срочном порядке, он не предусматривал, каким образом его положения станут общедоступными, и какая ответственность предусматривается за их несоблюдение.

Даже высокое положение не спасает женщин от оскорблений и угроз, а политики за подобное поведение не несут никакого наказания – мы убедились в этом множество раз, особенно, в начале года. Шешель и Маршичанин напали на женщин-политиков, и самым ужасным стал эпизод, когда Шешель угрожал Михайлович изнасилованием, но оба они не ответили за свои слова, получив лишь предупреждение от Уполномоченной по вопросам гендерного равноправия Бранкицы Янкович.

Беженцы из стран Ближнего Востока и Азии продолжают движение сквозь Сербию. Женщины-беженки особенно ранимы и подвержены всем обликам гендерно-обоснованного насилия, а самый большой риск им угрожает в виде торговли людьми и сексуальной эксплуатация. К сожалению, Сербия всё ещё не признаёт значение и экспертный уровень работы неправительственных организаций по этому вопросу, и статус женщин-беженок в Сербии не определён, хотя э то повысило бы уровень их защиты.

Хотя разнообразные женские организации годами работают «в поле» и располагают детальными данными о различных видах нарушений и уголовных преступлений в отношении женщин, СМИ редко к ним обращаются: им достаточно иметь аудиторию, пусть и благодаря ничем не подкреплённым утверждениям. При этом неаргументированное использование громких данных грубо нарушает Кодекс журналистов, положения Закона об общественном информировании и СМИ и Закона о защите личных данных. Но всем по фигу. Недавний скандал с передачей «Рассказывает жизнь» доказал, что, рассказывая о семейном насилии, журналисты не уважают тайну личности женщин и несовершеннолетних детей.

Принят Закон о предотвращении насилия в семье – поздравляем! После 10 лет усилий Автономного женского центра, наконец, принята и мера временного удаления агрессора из дома. Однако ведь государство и раньше могло так поступать, а не заставлять женщин бежать от опасности. Неудивительно, что активистов беспокоит реализация этой меры, ведь в госорганах работают те же люди, которые раньше закрывали глаза на проблему. А СМИ, в основном, давали право голоса тем, кто считает такие законы ненужными и принятыми лишь под давлением «злого Запада» (такой материал вышел, например, в газете «Политика» — прим. ред.).

За первые шесть месяцев в Сербии было убито 14 женщин, и государственный омбудсмен подтвердил, что в 12 случаях виновны упущения со стороны уполномоченных органов и служб. К концу прошлого года цифра достигла 30, что соответствует среднему в последние 10 лет.

Впрочем, небольшая победа над сексизмом в этом году была завоёвана. Психолог Лепа Младенович опубликовала данные о том, как сексизм в языке влияет на унижение женщин, и привела в пример жалобу студенток Факультета политических наук Автономному женскому центру на унизительные комментарии преподавателя Чедомира Чупича. Господин Чупич подал в суд на психолога и издание «E-novine», опубликовавшее её текст. Суд, однако, отказал ему в возбуждении дела об оскорблении личности, посчитав, что автор имеет право давать ценные комментарии, особое внимания обращая на указанную тему.

На плакате написано: «Я не хочу цветы, я хочу уважения»

Однако в самом конце года государство отправило женщин в нокаут, когда Славица Джукич Деячнович сообщила о создании Совета по борьбе против абортов. Её слова якобы неправильно интерпретировали. Свежесозданный Совет рекомендует женщинам прежде, чем отправиться на аборт, проконсультироваться с психологом и священником. Что тут можно «неправильно интерпретировать», когда в Конституции ясно написано, что каждый гражданин (а значит, и женщины) имеет право принимать решения в отношении собственного тела. Опустим тот факт, что государство не поддерживает матерей экономически, хотя могло бы заняться именно этим, раз уж создан Демографический совет. Но никто не может заставлять нас делать со своим телом то, чего мы не хотим.

ЛГБТ-сообществу было не сильно проще в прошлом году. Хотя Анна Брнабич, открыто заявляющая о своей гомосексуальности, и стала первым таким министром, дебаты в правительстве очень быстро ответили на вопрос, действительно ли Сербия выступает за равноправие или всего лишь маскируется ради ЕС. Цитировать все неуместные комментарии на тему гомосексуальности, которые позволили себе глава депутатов СНС Аклександр Маринкович и его коллеги Майя Гойкович и Владимир Джуканович, мы не станем.

В конце этого списка, который никак нельзя назвать окончательным, придётся принять как факт, что протесты и борьбы за это «дерьмо» под названием «женские права» не окончены. А может быть, следует брать пример с храброй женщины, бывшей работницы фабрики «Gorenje», которая в Вальево напомнила премьеру, что мы имеем право быть людьми, а не рабами.

Автор: Йована Неткович
Фотографии: Лазара Маринкович

Srbija i žene u 2016. godini (kliknite za tekst na srpskom)

Moraćemo da razbijemo zabludu da su nam osnovna prava zauvek zagarantovana.

Ne mogu da verujem da i dalje moram da protestujem za ovo sranje – čuveni je slogan sa plakata, koji su se uglavnom pojavljivali na protestima za ženska prava. I žene su ljudi, to stalno ponavljamo, malo šaljivim, a mnogo češće depresivnim tonom.

Ne samo u Srbiji, nego i globalno, vlada zabluda da kad osvojimo neka prava, nema više potrebe da se borimo za njih, jer zamišljamo da civilizacija ide samo uzlaznom linijom. Onda se i dalje češemo po glavi kada moramo i dalje da protestujemo za neko „sranje».

Iako smo se ponadali da ćemo zbog raznih međunarodnih obaveza kao što je, na primer, potpisivanje Istanbulske konvencije, unaprediti položaj žena, situacija nije baš sjajna.

Pogledajmo šta se sve dešavalo u Srbiji tokom godine po pitanju ženskih prava:

* Iako Koordinaciono telo za rodnu ravnopravnost  postoji već dve godine, i volimo da se pohvalimo kako smo jedna od retkih zemalja u Evropi koja ima instituciju na tako visokom nivou, u 2015. nije bio predviđen budžet za njegovo delovanje. U 2016. je značajna aktivnost bila obraćanje ministarke Zorane Mihajlović — koja je na čelu ovog tela — upućeno ženama da idu na redovne preventivne preglede raka dojke. Verujem da je svaka žena koja je zakazala pregled i uspela da dobije termin u razumnom roku, čekajući satima i razmišljajući šta će poslodavac da joj kaže, jer će verovatno izgubiti pola radnog dana ili više —  shvatila koliko je državi stalo do njenog zdravlja.

Ovo telo, na primer, nije bilo član radne grupe na Zakonu o sprečavanju nasilja u porodici, jer verovatno tamo nema stručnjaka koji bi se bavili time.

*Početkom godine stopiran je loš predlog „Zakona o ravnopravnosti žena i muškaraca» – iako je na njemu rađeno godinu dana, čak ni naziv nije bio odgovarajući za ono što pokriva. Trebalo je da se donese po hitnom postupku, a kao što to obično biva – nije bilo predviđeno kako će usluge biti dostupne svima i ko će snositi sankcije za njegovo nepoštovanje.

*Da i žene koje na visokim pozicijama nisu pošteđene uvreda i pretnji, kao i da političari za ova dela prolaze bez konkretnih kazni, uverili smo se više puta, posebno početkom godine. Šešelj i Maršićanin obrušili su se na političarke: Šešeljeva pretnja Zorani Mihajlović silovanjem bila je najjezivija, ali su obojica prošla bez sankcija, samo uz opomenu Poverenice.

*Izbeglice sa Bliskog istoka i Azije dalje prolaze kroz Srbiju. Žene izbeglice su posebno ranjive i izložene svim oblicima rodno zasnovanog nasilja i u najvećem su riziku od trgovine ljudima i seksualne eksploatacije. Nažalost, Srbija i dalje ne prepoznaje značajn rad i ekspertizu nevladinih organizacija na ovom polju, pa tako status žena izbeglica u Srbiji nije definisan, čime bi se povećala njihova zaštita.

*Iako različite ženske organizacije godinama rade na terenu i poseduju detaljne podatke o različitim vidovima prekršaja i krivičnih dela nad ženama, mediji se retko njima obraćaju: dovoljno je da imaju brojnu publiku i daju izjave koje nisu potkrepljene nikakvim potvrđenim podacima. Neargumentovano baratanje zvučno atraktivnim podacima grubo je kršenje Kodeksa novinara, odredbi Zakona o javnom informisanju i medijima i Zakona o zaštiti podataka o ličnosti. Ali nikom ništa. Još jednom je pokazano da kada se izveštava o porodičnom nasilju, novinari ne poštuju identitet maloletne dece i žena.

* akon o sprečavanju nasilja u porodici je usvojen – čestitamo. Ono što je najviše privuklo pažnju je to što je, posle 10 godina zalaganja Autonomnog ženskog centra, konačno usvojena mera privremenog udaljenja nasilnika iz kuće. Ono što je bizarno je da je država to i ranije mogla da radi, umesto da žene beže od nasilnika. Nije čudo što aktivisti brinu kako će država sada sprovoditi ovu meru, kada u institucijam rade isti ljudi koji su vršili te propuste. Mediji su uglavnom davali prostor onima koji ovakve zakone smatraju nepotrebnim i usvojenim pod uticajem zlog Zapada.

*Samo u prvoj polovini godine ubijeno je 14 žena, a Zaštitnik građana je u 12 slučajeva utvrdio propuste nadležnih organa i službi. Od početka godine do sada u Srbiji je ubijeno 30 žena, čime se držimo standarda u proteklih 10 godina.

*Jedna mala pobeda je ipak, izvojevana, kada je seksizam u pitanju. Nakon što je psihološkinja Lepa Mlađenović iznela podatke o tome kako seksizam u jeziku utiče na ponižavanje žena i navela da su se studentkinje Fakulteta političkih nauka žalile Autonomnom ženskom centru na degradirajuće komentare profesora Čedomira Čupića, on je podneo tužbu protiv nje i E-novina, gde je ovaj tekst objavljen. Sud je odbio njegov tužbeni zahtev za povredu časti, smatrajući da autorka ima pravo da daje vrednosne stavove sa posebnom pažnjom o ovoj temi.

*Ipak, pred sam kraj godine, država je nokautirala žene izjavom Slavice Đukić Dejanović o osnivanju Saveta za borbu protiv abortusa, koja je, navodno pogrešno interpretirana. Ženama se, inače, iz novoosnovanog Saveta, nalaže da pre odluke o abortusu idu na konsultacije sa psihologom i sveštenikom. Čudno je kako tu bilo šta može «pogrešno da se interpretira», kada u Ustavu jasno stoji da svako — dakle, i žena, ako to nije jasno — ima pravo da donosi odluke u vezi sa sopstvenim telom. Na stranu brojna reagovanja da država ekonomski ne podržava majke i ostalo, čime bi zaista i trebalo da se bavi, kad je već osnovala Demografski savet, niko ne može da nam kaže da sa sopstvenim telom radimo ono što ne želimo.

* Ni gej žene nisu mnogo bolje prošle ove godine. Iako ove godine imamo prvu gej ministarku Anu Brnabić, te smo se ponadale da će to doprineti unapređenju položaja LGBT ljudi, konačno smo dobili odgovor na pitanje da li vlada zaista želi da podrži jednaka prava ili je to samo šminka za Evropsku uniju:  šef poslaničke grupe SNS Aleksandar Martinović i predsednica Skupštine Maja Gojković su nam dali odgovor, kao i njihov partijski kolega Vladimir Đukanović.

Posle ove liste, koja svakako nije konačna, moraćemo da prihvatimo da protesti i borba nisu gotovi, za ovo «sranje», zvano naša ženska prava. A možda treba da se ugledamo na hrabru ženu, bivšu radnicu Gorenja koja se u Valjevu obratila premijeru i samo mu skrenula pažnju da imamo pravo da budemo ljudi, a ne robovi.

Sve fotografije: Lazara Marinković

Facebook Comments