Театральные пары, мне кажется, делятся на две категории. В первой соединяются звёзды – он актёр, она актриса или, скажем, он – режиссёр, она – прима. Или даже так: он художник по свету, она – костюмер, без обоих не было бы спектакля. Во второй на сцене только один из двоих (и надо признать, чаще это мужчина), а она – в ложе ли, за кулисами ли или дома у плиты – переживает за любимого, вдохновляет его на творчество, неустанно обеспечивает крепкий тыл. Светлана Итина – супруга директора старейшего профессионального театра в России – из второй категории. Впрочем, сама она, услышав подназвание «Звезды», тут же принимается махать руками: «Ну что вы, я совсем не считаю себя успешной женщиной».

Почему?

Я не работала, и это мой серьёзный комплекс, хотя оно само так сложилось – по жизни. Нашей младшей дочке Марине 20 лет, она учится на факультете журналистики МГУ, а старшей Саше – 28. Она окончила факультет госуправления МГУ, сейчас проходит магистратуру в Италии по международной экономике и политике и думает о поступлении в докторантуру. Выпускаясь с театроведческого, я хотела работать, но уже была беременна. А ведь у нас был звёздный курс – мы учились у Инны Натановной Соловьёвой, и с нашего курса вышли и Марина Давыдова, и Ольга Егошина… Потом в России начался кризис, развал Союза. В семье все работали: мама, папа, муж, а няню на мою зарплату нанять было нереально.Тогда я была максималисткой: мне казалось, что чёткое разделение труда в семье – это нормально. Жизнь показала, что это неправильно. Женщина должна работать. И несмотря на все какие-то подработки, я чувствую себя нереализованной. Хотя, с другой стороны, я совершенно не амбициозный человек, меня никогда не интересовала карьера как таковая, а вот для Юры работа – это его жизнь.

Юрий и Светлана Итины

Юрий и Светлана Итины

Что это за профессия – театровед?

В моё время театроведы шли в критики, в завлиты (заведующий литературно-драматургической частью, определяющий репертуар театра – прим.ред.). Сейчас это ещё и пиарщик, но и пиарщик в теме, в материале. Нельзя быть директором бани и директором театра одновременно. Нельзя пиарить и Газпром, и Волковский.

Хотя не всегда принципиально именно театроведческое образование. Юрина мама, моя свекровь, Алла Юрьевна Шполянская была филологом, но она – человек-легенда в театральном мире. Она работала в Крыму очень много лет, в филармонии – по спецпроектам, в «Новых именах», а потом переехала в Москву. Представляете, в 50 лет она поселилась в общежитии и начала всё с нуля. В итоге она работала в театре-студии Олега Табакова, а потом стала его личным пиарщиком. Безумно яркая, фантастическая, неординарная женщина! У меня, слава Богу, дети пошли в неё.

Как вам было в 19 лет входить невесткой в такую семью?

Замечательно! Я всегда подружкам хвасталась, что у меня самая лучшая свекровь: она живёт в Крыму, а я – в Москве. Когда она приезжала, она была гостьей, и никогда у нас не случалось никаких разногласий. Надеюсь, даже в том возрасте я не очень ей уступала интеллектуально, а что касается быта мы оказались по разные стороны: Алла Юрьевна занималась исключительно работой, быт её не интересовал. У нас никогда не было такой примитивной любви, но я ей безумно благодарна, она была феерической женщиной, и у Юры очень много от неё.

Ваш супруг – директор Российского государственного академического театра драмы имени Федора Волкова, а до этого он был проректором ГИТИСа. Мне кажется, большая заслуга в их успехах принадлежит вам.

Главное для женщины быть успешной самой по себе. Я не могу знать, насколько мои супруг и дети были бы успешными в другой ситуации, а у меня были сложные периоды, когда приходилось им доказывать, что я состоятельна в роли домохозяйки – это очень непросто. Традиционно оставаться дома считается простым путём. Ну а сейчас уже поздно – и возраст, и слишком долгое отсутствие в профессии, ведь театр – моя единственная любовь. К тому же, я живу на три дома: Москва, Ярославль и Подмосковье – там моя мама. А кто их – мужа, дочек, наших родителей – вытянет, кроме меня?

Александра и Марина Итины

Александра и Марина Итины

Фишка в том, что семейная жизнь – это, конечно, тяжёлый труд. Если бы что-то не сложилось (и в этом, уверена, я не одинока), я бы никогда не вышла замуж во второй раз. Я вообще не понимаю, зачем женщине выходить замуж, ведь если денег хватает, можно позволить себе и няню, и педиатров на дом… Конечно, в идеале, нужны ещё изумительные отношения с отцом ребёнка – правильно, когда у детей есть и мама, и папа. Живут они вместе, не живут… Впрочем, отсутствие второго родителя – проблема решаемая.

Когда Юрий Константинович работал, с нашими детьми никто не сидел – я сама ими занималась, возила по миру. Совпадало это с его отпуском – здорово, нет – мы справлялись. И это при том, что детей у меня, по сути, трое – мы очень близки с дочкой моей погибшей подруги.

В чём рецепт такого долгого и успешного брака – вы ведь до сих смотрите друг на друга влюблёнными глазами, хотя вместе уже 33 года?

Если вы соединяетесь с другом, а Юра в первую очередь – мой друг, он жертвует чем-то своим, вы идёте на какие-то уступки. Юра безумно любит детей, но он – трудоголик, он готов работать по 24 часа в сутки. Мы шутили, помнит ли он, в каком классе учатся дочки. Нет, он прекрасный отец, просто такие мелочи его никогда не интересовали, а кто-то ими должен заниматься.

У меня есть такое странное внутреннее подозрение, что жениться лучше в 19-20 лет: есть влюблённость, эмоциональность и нет чётких представлений, каким должен быть твой избранник. Тебя ещё не очень раздражает, как он чистит зубы, какая щётка стоит у него в стаканчике. В 30 – совершенно другое дело. А потом уже дело за Господом Богом и супругами: если вас свело, если вы друг другу подходите, начинается работа. У нас общие друзья, общие идеологические взгляды. К тому же, я бы никогда по собственному желанию не оставила отца своих детей, если только он не расчленит человека. Конечно, насилию в семье нет места, подними на меня кто-нибудь руку, я бы ушла в тот же день. Но всё остальное я могу принять.

Вы можете понять женщину, которая уходит от мужа, если он ей изменяет? Любит жену, ночует дома, но вот гуляка и ничего с собой поделать не может или не хочет.

Я могу понять, когда обиды копятся, а потом «гиря до полу дошла». Но ведь любовь, неважно – женская или мужская, она не заслуживается: либо есть, либо нет. И когда любовь закончилась, бесполезно объяснять женщине, что её муж перестал гулять, что он – отец её детей. Всё, конец! У меня любовь есть, и она никогда не пропадала. Это любовь взрослой женщины: гуляет не гуляет – вопрос очень сложный. Мужчины – не моногамны. Да и женщины – не очень. Всякое бывает, но в браке речь идёт об уважении, о бережном отношении друг к другу и об общем деле строительства семьи. Наши дети счастливы, что у них есть семья, хотя и не торопятся создавать свои союзы. Я вижу, как они скучают, как они радуются, когда мы собираемся все вместе. У нас не бывает таких ужинов, чтобы каждый поел и разошёлся по своим комнатам. И хотя я не пеку куличи и не плету рождественские венки, каждый наш завтрак, ужин или кофепитие превращается в серьёзное застолье с разговорами о Гегеле, например.

Как получается не ревновать, если вашего супруга постоянно окружают молодые, красивые, темпераментные актрисы?

Ну, во-первых, не получается – все мы люди, это нормально. Мужчины в этом смысле более примитивные, женщины эмоционально сильнее, мы тоньше организованы. Во-вторых, одна моя подруга говорила: «Посмотри, нам по 50, а вон подрастают семнадцатилетние». Разные бывают женщины, и не всем, наверное, мама в детстве объяснила, что чужое брать нельзя. Глупо и смешно слышать: «А что тут такого? Они же просто, как друзья живут». Поверьте, и тридцать лет спустя в браке сохраняется страсть. Она другая, ролевые игры уже неактуальны – попытайся я изобразить официантку или медсестру, я бы умерла от смеха, а смех убивает всякий секс. Но говорить, что муж и жена с годами становятся как брат и сестра, увольте. И красота тут не главное, иначе Моника Белуччи и Джулия Робертс не знали бы, что такое развод. В итоге-то душа с душою говорит.

С другой стороны, никто не отменяет «солнечного удара», настоящей любви, это надо отделять от грязи на уровне обслуживания бани. И нельзя сказать, значит, брак не сложился: сложился – на 10 или 20 лет, или на два года пути пересеклись. Разные есть жизни, разные судьбы. Хотелось бы, чтобы люди расставались не врагами, особенно, когда есть дети, но мужчина для женщины – не вся жизнь, и женщина для мужчины – тоже.


И всё-таки, если женщина хочет десятилетиями оставаться привлекательной для одного и того же мужчины, что ей делать?

Когда женщина работает, она утром оставляет детей няне или в садике, наносит макияж и едет на работу, в социум. А если женщина не работает, ей надо заставить себя встать, нанести макияж и в таком виде идти гулять с ребёнком. Я твёрдо убеждена, что и дети, не говоря уже о муже, не должны видеть мать глупой, дурной, неухоженной. Мужчина может себе позволить прийти с работы и ходить по дому в спортивных трусах. А я не могу себе позволить встречать его в бигудях и халате. У меня может не быть приготовлен ужин – еду все видели. Я не леплю сама пельмени, не пеку торты. Но тридцать лет я не позволяю себе расслабиться, и, конечно, это трудно. Надо сохранять позитив, поддерживать своего супруга во всём, быть для него красивой, быть такой, чтобы рядом с тобой можно было расслабиться и отдохнуть. В моём представлении мужчина не может нищим – он обязан обеспечивать свою семью, мусорщик он или директор театра. А женщина должна быть красивой – и я не говорю о природных данных, их, в конце концов, можно исправить, лишь бы здоровью не вредило. Иначе мы теряем гендерные признаки.

____________________________________

Автор Виктория Мартынова.
Журналист, переводчик. Директор PR-агентства PRoCom.
Страница в ФБ vicky.martynova.

Facebook Comments