На прошлой неделе фейсбук облетело видео, на котором скайп-включение американского профессора Роберта Келли пошло немножко не так. Пока профессор и ведущий BBC обсуждали импичмент президента Южной Кореи, в комнату ворвались дети. За ними тут же забежала женщина и практически на четвереньках выдворила девочку и мальчика. «Няня», — дружно решило большинство. Почему? Да потому что супруга профессора кореянка Чон А Ким. Предположить, что белый профессор женат на азиатке, зрители оказались не готовы.

Это самый свежий (из громких), но далеко не первый случай, когда наши стереотипы и предрассудки толкают нас на скоропалительные выводы. Задолго до того, как Евгения Воскобойникова стала ведущей телеканала «Дождь», автором книги «На моём месте. История одного перелома» и моделью на Неделе высокой моды, я брала у неё интервью в родном Женином Воронеже. «Где встретимся?» — спрашиваю по телефону. «Мне всё равно, я на машине», — отвечает Женя. И мне до сих пор неловко за своё удивление, но я правда не ожидала, что человек в инвалидной коляске и виртуозный водитель джипа – одно и то же лицо.

Фото: Wonderzine

Бывает смешнее. «Ты подумай, чем она занимается за эти деньги – в Сербии таких зарплат не бывает», — сообщил как-то моему тогдашнему жениху один недоброжелатель. Он, конечно, и не старался быть объективным, но когда речь о молодой и (смею надеяться) привлекательной женщине, источник доходов «насосала» приходит людям в голову чаще, чем «пахала до седьмого пота».

Или вот ещё прекрасное: когда Эмма Уотсон коротко постриглась, интернет запестрил обсуждениями, не лесбиянка ли она. Мне, если честно, глубоко плевать на ориентацию знакомых и тем более незнакомых людей, но почти обидно, что другая женщина не решится, может быть, сделать причёску своей мечты, опасаясь, как на это посмотрит общество.

Да что там знаменитости. Когда сербы знакомятся с любой русской женщиной, они уверены: «Вышла замуж за нашего». А ещё: «Тебе не может быть холодно, ты же русская» и «Ты наверняка знаешь кого-нибудь, что захочет купить мой дом в Черногории / машину / козу / слона». Я такие диалоги очень люблю:
— Моему сыну три с половиной года.
— Муж – серб?
— Я не замужем.
— Развелась.
— Не выходила.
Неловкая пауза. Удивительно, на самом деле, как много взрослых людей предполагают, что детей выдают в загсе.

Вне всяких сомнений стереотипы помогают выжить: если ситуация повторилась пять раз, скорее всего, в шестой она закончится точно так же, и белого зайца куда вероятнее встретить зимой. Но как часто нам действительно надо беспокоиться о выживании, общаясь с другими? Мне кажется, у каждого найдётся пятнадцать минут, чтобы задать вопросы прежде, чем делать выводы. «Женщина не может быть хорошим водителем», «Все мужчины бабники», «Всем им (что за абстрактные «они»!) только одного надо» — это тоже стереотипы, которые довольно давно мешают нам жить. А стоит поговорить, и окажется, что люди вокруг – не азиаты, геи, матери-одиночки и безжалостные банкиры, а просто – люди. По крайней мере, мне хочется в первую очередь быть именно человеком.

____________________________________

Автор Виктория Мартынова.
Журналист, переводчик. Директор PR-агентства PRoCom.
Страница в ФБ vicky.martynova.

Facebook Comments