Оливера Маркович (в девичестве Джорджевич) родилась в Белграде 3 мая 1925 г. Семья её вскоре переехала в Ниш, и всего в девять лет девочка организовала в местечке Нишка-Баня «театральную труппу», где стала примой, режиссёром, автором текстов и директором. Через 15 лет Оливера вместе с родителями вернулась в Белград, окончила гимназию и поступила на отделение истории искусств Философского факультета. В том же 1948 году будущая звезда перевелась на другой факультет – она училась в первом наборе Академии театра, кино, радио и телевидения. В 1951 г. Оливера получила диплом в классе профессора Маты Милошевича и тут же была принята на постоянную работу в Белградский драматический театр.

Первой профессиональной ролью (выступления в школьном дворе биографы всё же не считают) актрисы стала Клара в «Соломенной шляпке» — спектакле, который поставил её руководитель курса. Следующие десять лет в БДТ она наполнила множеством ролей, самой запоминающейся из которых стала Мэгги в «Кошке на раскалённой крыше», которую коммунистическая цензура едва выпустила на сцену.

Югославские СМИ, вдохновившись примером зарубежных газет и журналов, которые не сводили глаз с жизни богатых и знаменитых, начала засыпать отечественную публику новостями о счастливом союзе «актёрской пары» Оливеры и Раде Марковичей. Без внимания «папарацци» не осталось и рождение их сына Горана. Сама актриса, однако, от этого внимания была не в восторге и на все вопросы о «воспитании детей и супружеской жизни» отвечала как можно короче, не оставляя места для дополнительных комментариев. Например, хотя сам вопрос: «Какая у вас зарплата?» в то время считался ещё приличным, Оливера ответила: «Мне хватает», — и перевела разговор в театральные воды.

оливера маркович

Самыми значительными её ролями того периода стали Шен ТеДобрый человек из Сезуана»), МашаТри сестры»), ГрушенькаБратья Карамазовы»), КатаринаУкрощение строптивой»), Драга Масин в «Дворце» Милоша Црнянского. Критики эту роль прокомментировали так: «Единство противоречий и старательности. Она почти занудно постаралась объяснить потаённые уголки души героини, чей образ создавала». Размышляя о важных проблемах художественного самовыражения, сама Оливера Маркович утверждала, что «каждый хороший актёр легко меняет амплуа и жанры».

К концу первого десятилетия карьеры Оливера Маркович начала публично не соглашаться с существовавшими тогда принципами. Она покинула Белградский драматический театр в желании вместе с коллегами и единомышленниками «исследовать новые формы выражения». Сейчас уже сложно объяснить, почему поколение деятелей сцены 1960-х расходилось с театральным истеблишментом, который происходил из политического окружения. К 1961 г. Оливера снялась и в десятке фильмов, включая «Подозрительная личность», «Шолая», «Просто люди», «Поезд вне расписания».

Всё то же бескомпромиссное поведение вскоре привело к столкновению и с кинодеятелями. Несмотря на предыдущую постоянную занятость в студии «Авала фильм», она оказалась в «чёрном списке», и годами ей не находили ролей. После съёмок в ленте Анджея Вайды «Сибирская леди Макбет» один из критиков написал, что роль Маркович – «заблуждение». Она ответила открытым письмом, предлагая, среди всего прочего, никогда более не здороваться на улице. Впрочем, когда актриса получила «Золотую арену» в Пуле за эту роль, первым среди поздравивших был тот самый критик.

оливера маркович

В то же время Оливера Маркович активно занялась эстрадным пением – в 1960-е гг. её портрет украшал обложки всех журналов, которые писали об эстраде, а её популярность обходила даже до сих пор «неприкосновенных» Лолу Новакович и Джордже Марьяновича. Известная, прежде всего, своими интерпретациями романсов, певица выступала по всей Югославии, в Болгарии, Германии, СССР, Алжире… Сам Кирк Дуглас мечтал с ней познакомиться, но, увы, Оливера не смогла дождаться его во время гастролей в Болгарии с ансамблем «Флейта». В Париже её пригласили петь в «Олимпии», в Берлине – играть в спектакле «Мамаша Кураж».

Внимание общественности встрепенула новость о переезде актрисы в Нови-Сад. Тайна оказалась легко объяснимой, когда выяснилось, что «актёрская пара, согретая софитами» распалась. Удивительным для того времени было спокойствие, с которым Маркович (после развода она не стала менять фамилию) восприняла журналистское любопытство и стремление публики узнать как можно больше о причинах развода, переезда и вообще всего, что могло поставить под угрозу «портрет социалистического артиста». Свадьба со вторым супругом Драганом Булаичем прошла не так заметно, и хотя этот брак продлился 33 года, находились поклонники, убеждённые, что Оливера всё ещё замужем за Раде.

Триумфальное возвращение Оливеры Маркович на сербские театральные подмостки состоялось в 1966 г. — в спектакле «Балкон», который в «Ателье 212» поставил Мата Милошевич. Спустя долгие годы поиска, спустя все судьбоносные события 1960-х актриса поменяла своё мнение о роли искусства в обществе. «Я всё крепче верю, что в современном искусстве, особенно в театре, важнее, что ты говоришь, а не как ты это делаешь. Прошло время, когда актёр пользовался мелкими реалистическими фокусами, бравировал ради аплодисментов».

оливера маркович

Со свойственной ей проницательностью Оливера раньше всех увидела, в чём заключалась главная проблема современного югославского театра. Она считала, что не может быть театра без современных отечественных пьес, и именно в них хотела играть. Тем временем театр затребовал оба её таланта, и спектакль «Коштана» в белградском Национальном театре стал абсолютным хитом. Хотя главную роль изначально собирались предложить оперной диве Радмиле Бакочевич, именно участие Оливеры Маркович заставило публику скупать билеты за много спектаклей вперёд – очереди в театральные кассы выплёскивались на улицу. С этим успехом могла поспорить разве что «Мамаша Кураж», на премьере которой присутствовал сам Иосиф Броз Тито.

Последующие годы стали финансово гораздо более напряжёнными. Оливера Маркович включилась в работу Веча объединённого труда, и как делегат Национального театра всё время подчеркивала: «Это просто неприлично, что театр, которому уже сто девять лет, мучается с нехваткой денег». Ни до, ни после она никогда не участвовала в политической деятельности, хотя предложения поступали не раз.

Актрису восемь раз представляли к Октябрьской награде, получила она её в 1980 г., вскоре последовала и Награда Седьмого июля. И то, и другое с достоинством, хоть и не без некоторой горечи, она называла «признанием моего труда от моей среды».

оливера маркович

Актриса, сыгравшая к тому времени множество ролей, которые войдут в историю югославского театра и кино, нашла силы распознать новую волну 1980-х гг. «В театр пришло новое поколение, которое на мир смотрит по-своему, им надо дать как можно больше места». О собственных ролях она отзывалась так: «Все они происходили из моего характера. Я никогда не была ни Офелией, ни Джульеттой и не хотела играть такого. Актёр должен знать, когда пора отступить и поменять жанр, чтобы не выглядеть смешным». Не питала она иллюзий и поводу телевизионных ролей последних лет: «Пришло время телевизионной бабы-яги. Они гримируют меня так, чтобы я выглядела как можно хуже. Но это значит лишь, что моё дело мне важнее, чем я сама».

Оливеры Маркович не стало 2 июля 2011 г. В записях сохранились слова, которые коллеги великой актрисы произносили на её похоронах. Писательница и режиссёр Вида Маркович говорила: «Она была актрисой-ансамблем, не существовало недоступных для неё ролей, не было ролей, которые она не доводила до совершенства, классику она превращала в современный театр, а новые роли, которые писали под неё, становились классикой после того, как она их исполняла». Кинорежиссёр Дарко Баич добавил: «Она ещё при жизни стала легендой, потрясающей актрисой, которая искусство претворяла в жизнь, а жизнь – в искусство, и ещё много лет будет вдохновлять будущие поколения драматических артистов».

По версии читателей газеты «Вечерние новости», Оливера Маркович входит в пятёрку лучших сербских актрис ХХ века.

Источники: ВикипедияСрпско благоNaša borba.

 

Facebook Comments