Совсем недавно известная журналистка и блогер Алина Фаркаш написала у себя в блоге трогательную историю про свою дочку: трёхлетняя Лея перед тем, как есть пельмени, просит их «открыть». В смысле пельмени для неё – это такие котлетки в обёртке. По-моему, сплошное мимими. Но нет, нашёлся умник, который прокомментировал:«Вы бы ещё о том, как она ходит в туалет, рассказали!»

Впрочем, и меня упрекали за посты про словарные приключения Стефана: «Ведь у кого-то не может быть детей, подумай, как обидно им читать твои заметки. И вообще дети не интересуют никого, кроме их родителей». Количество лайков под такими постами утверждение это опровергает, ну да ладно, каждый же имеет право на своё мнение.

Милый аноним, например, недавно сообщил под колонкой «Любовники под прикрытием»: «У Вас явно большие проблемы с психикой, соответственно, и с личной жизнью. Буквально каждые полгода Вы публично сообщаете о новых отношениях с новым мужчиной — это диагноз! Если Вы полагаете, что эксгибиционизм будет способствовать Вашей карьере, то это весьма сомнительная идея». Это я вкратце процитировала, там больше, но много чести публиковать целиком. Кстати, если кто-нибудь знаком с этим анонимом, намекните ему, что Вы с большой буквы в этих наших интернетах писать не принято.

Занимательно, что ни мой образ жизни, ни упомянутый «эксгибиционизм» ещё никогда не мешали. Несмотря на девять татуировок, меня приглашали вести весьма значительные мероприятия и даже попросили как-то толкнуть пару слов перед концертом Кустурицы на аудиторию в 1000 человек. Несмотря на откровенные посты в соцсетях, именно там меня находили заказчики и редакторы. Может быть, даже благодаря им: способность писать человеческим языком – нужное качество для журналиста и переводчика. И потенциальных ухажёров не отпугивали упоминания кого-нибудь другого «полгода назад».

Другое дело, что с возрастом я сама начала бережнее относиться к своему самому личному. В колонках пишу о бывших, не упоминая нынешнего (когда он есть), о Стефане только радостное, с грустным мы разберёмся в семье, и даже с днём рождения друзей поздравляю всё чаще в личке, а не на странице. Это мой выбор. Моя бывшая коллега, например, выбрала заполнить свой фейсбук обнажёнными фотографиями, на которых видны все её пирсинги и татуировки, только соски приходится прикрывать смайликом, чтобы не забанили. Впрочем, если поискать, в интернете найдутся подробности. Это совершенно не мешает ей работать старшим аккаунт-менеджером в серьёзных компаниях.

Мой зять выбрал в соцсетях не регистрироваться, а приятельница пишет в Живом Журнале обо всех своих проблемах со здоровьем, включая клиническую депрессию, — так она получает столь необходимую поддержку. В конце концов, кто-то постит портрет новорожденных, а кто-то три месяца гуляет с занавешенной коляской.

Единственный выбор, который я никак не могу понять, это отказ от кнопки «отписаться», когда «такую личную неприязнь я испытываю к потерпевшему, что кушать не могу…». Ну и, разумеется, слишком трепетное отношение к происходящему онлайн – тоже. Ведь, как говорится в старой шутке, «в моё отсутствие они могут меня даже бить».

____________________________________

Автор Виктория Мартынова.
Журналист, переводчик. Директор PR-агентства PRoCom.
Страница в ФБ vicky.martynova.