На все собрания Клуба успешных женщин «Звезда» Лилиана Бовдуй приносит подарки от своей косметической фирмы «Ботаникус». Но, оказывается, налаженный бизнес – это всего лишь хобби, помимо которого у неё есть постоянная работа, двое подрастающих детей, любимый муж, страсть к путешествиям… Как девочка из Нового Уренгоя стала космополитом и бизнесвумен и чего ей больше всего не хватает в эмиграции, Лилиана рассказала нам, героически выделив из графика целых 47 минут.

Фотостудия Ilmar

Лилиана, у вас довольно необычная для России фамилия. Это как-то связано с происхождением?

Вообще Бовдуй – фамилия моего мужа. Но бОльшая часть его семьи – Бовдуёвы. Видимо, после революции кто-то ошибся при переписи, и родилась такая отдельная ветка. Действительно, для русского, как и сербского, уха «Бовдуй» звучит необычно – на самом деле, фамилия украинская.

Хм, я довольно долго была уверена, что ваш муж – иностранец, такая достаточно традиционная история русских жён на Балканах. Расскажите тогда, как вы переехали?

До Сербии мы жили в Черногории. Там прекрасно наслаждаться жизнью и отдыхать от московской суеты, но в какой-то момент бесконечный отпуск, конечно, надоедает. А куда ехать из Черногории? Разумеется, в Белград! Так оно и вышло.

Сформулирую иначе: почему вы уехали из России?

Потому что увозили детей к морю, солнцу, к здоровью, к чистому воздуху. Я всегда знала, что когда-нибудь буду жить у моря. И в какой-то момент в Москве разом закончились все проекты, ничего не держало, а здоровье детей действительно надо было поправить. Правда, почему именно в Черногорию, мы оба до сих пор не можем вспомнить – собрались и поехали. Дети были счастливы – для них сразу началось какое-то бесконечное лето (мы как раз в конце апреля перебрались).

От моря уезжать было сложнее. Александру (старшему), как нормальному приморскому жителю, всё это уже надоело – в воду загоняли из-под палки. И когда ему описали все прелести жизни в большом городе, включая МакДональдс, он тут же согласился, хотя и переживал, как будет привыкать, обзаводиться друзьями на новом месте. Андрей (младший) клялся скучать по морю, но тоже довольно быстро смирился, когда мы уже оказались в Белграде. К тому же, летом-то мы на море ездим. А недавно выяснилось, что он снова сможет ходить на занятия к гончару Андрею Соколову, с которым он и в Черногории занимался, счастью не было предела: «Всё, мы можем оставаться тут».

Из личного архива

Не было страшно отрывать от всего родного и знакомого: чёрт с ними с продуктами, но друзья, книжные магазины, свои места и фишечки?

Я выросла на Крайнем Севере, в городе Новый Уренгой, и в 16 лет после школы одна уехала в институт. Двенадцать лет я прожила в Питере, потом мужу надо было переехать в Москву, я собралась, и мы переехали. Мы всегда много путешествовали, и к месту я совершенно не привязана, главное, чтобы семья была рядом. С любимыми друзьями можно и по интернету общаться, и видеться — самолёты же летают. По книжным скучаю, конечно, потому что каждый раз тащила книги детям, мол, я уж как-нибудь обойдусь – волевым усилием приучила себя читать электронные книги.

Вашим сыновьям сейчас девять и двенадцать. Если вы действительно останетесь в Сербии, через несколько лет они могут стать больше сербами, чем русскими. Вас это не пугает?

Не пугает, потому что я надеюсь, что мои дети будут космополитами. Мы стараемся воспитать их хорошими людьми с правильными ценностями. Уважение к старшим, например, есть как в сербской, так и в русской культуре. Мы прививаем им какие-то знания, любовь к русской литературе и истории, и я не думаю, что они что-то забудут. Хотя сейчас они, конечно, уже больше нас знают о сербской культуре.

Чем вы занимались в Москве?

В основном, воспитывала детей. А ещё до декрета, в Петербурге, я работала сначала в одной энергетической компании (пришла практиканткой и доросла до начальника отдела рекламы), потом на заводе «Скания» ассистентом шведского директора.

Поворот в сторону натуральной косметики кажется несколько внезапным на этом фоне.

Вообще-то я работаю по профилю в компании, которая занимается экспортом / импортом в Россию и из России. А косметика – хобби, «игрушечка» моя. В Сербии, к моему большому удивлению, люди очень мало знают про ароматерапию, а наша косметика составляется по всем правилам. Я и сама чувствую эффект, когда утром пользуюсь гелем «Энергия», например. Здорово рассказывать, что да, можно понюхать эфирное масло и расслабиться, наоборот, собраться или, скажем, избавиться от головной боли. Коммерческими результатами я пока не очень довольна, но мы и работаем меньше полугода, а людям на самом деле товар нравится.

Как вам было привыкать к другой корпоративной культуре?

Поскольку компания сама по себе российская, и менеджмент – тоже, больших неожиданностей не было. Но да, мы много работаем с сербскими партнёрами, и тут уже возникает своя специфика. Прежде всего, надо учитывать, что Сербия – очень маленькая страна, и репутация теряется один раз и навсегда. По моему опыту, деньги тут не самое важное, гораздо важнее взаимное уважение, стремление сдержать своё слово… Проще говоря, «кидать» и «нагибать» — нельзя. И это порой непросто донести до российской стороны. Зато мне самой в таких правилах очень комфортно. Плюс, здесь, конечно, всё «полако», но это принцип «медленно, но верно» — в Сербии редко встретишь миллион ненужных движений, и этот подход часто приносит конструктивные плоды.

Двое детей, один из которых уже подросток, не обойдённый вниманием муж, работа, да ещё полноценный бизнес в качестве хобби… Сколько часов в ваших сутках?!

У меня очень напряжённый график, даже ежедневников два. Друзья уже смеются: «Когда записаться на встречу?». Конечно, я тоже живая, иногда забью на что-нибудь, а потом ругаю себя: «Если бы я это сделала, вот тут было бы лучше». Я рано встаю, но это не подвиг – я жаворонок. Московский ритм не отпускает пока. Иногда бегу мимо кафе и думаю: «Господи, ну когда же я, наконец, буду просто сидеть, просто болтать?». Когда-нибудь обязательно буду. Пока и отпуск провожу на телефоне и компьютере. И да, я очень многое – уборку, лепку пельменей – отдала на аутсорос: и сама время не трачу, и даю кому-то возможность заработать. Даже маму со временем удалось убедить, что это не барство, теперь она и сама просит, чтобы перед её приездом уборщица зашла.

Фото: Ильмар для проекта «Почиталки»

При таком строгом расписании зачем вам ещё и «Звезда», которую вы поддерживаете с самого начала?

Мне просто интересно. Интересно смотреть на проекты девушек, женщин… Я всё-таки считаю, что в этом смысле нас что в России, что в Сербии немножко притесняют – часто не воспринимают всерьёз, не допускают на свой (мужской) уровень – ни по зарплатам, ни по возможностям. Именно поэтому женщин, если их деятельность как-то откликается в тебе, всегда хочется поддержать. Ну и, чисто эгоистично, очень приятные вечера у нас проходят: можно уйти от драгоценных детей и мужа, посидеть в девичьем кругу, поболтать о своём – это очень ценно. И если у меня нет проблем с коммуникацией, многим девушкам не хватает общения или какой-то конкретной информации, например. Я и сама, скажем, после собрания «Звезды» обратилась к Дарье, поскольку назначения моего врача меня несколько смущали. А она прекрасно всё объяснила.

Как в таком случае вы относитесь ко всем анекдотам про женскую дружбу?

Они, конечно, имеют право на существование, но я с типичными подставами из анекдотов никогда не сталкивалась – видимо, сказывается удивительная проницательность (смеётся). Хотя однажды рассталась с подругой, когда поняла, что она меня просто эмоционально использует. Обидно, конечно, но что тут сделаешь. Остаётся выпить ещё один бокал вина, посмеяться и жить дальше.

____________________________________

Автор Виктория Мартынова.
Журналист, переводчик. Директор PR-агентства PRoCom.
Страница в ФБ vicky.martynova.