Первая женщина, которая защитила докторскую в Белградском университете, первая преподавательница на Философском факультете, первый переводчик Аристотеля и Спинозы на сербский… Пример для подражания многих женщин, Ксения Атанасиевич была объектом ненависти досужих сплетников, врагом Гестапо и Коммунистической партии. А ныне даже могила её утеряна, хотя кто знает, когда сербские женщины вошли бы на факультетские кафедры, не проложи им путь доктор Атанасиевич.

16 января 1922 г. в стенах Белградского университета была защищена докторская работа. Сам по себе этот факт особенным назвать нельзя, но кандидатом была Ксения Атанасиевич — первая женщина, получившая титул доктора наук в столичном университете. И хотя в этот день Сербия сделала огромный шаг к гендерному равноправию, праздновать победу было рано: доктора Атанасиевич ждала богатая, но полная испытаний научная карьера.

Ксения Атанасиевич родилась 5 февраля 1894 г. в Белграде. Она была шестым ребёнком в семье известного доктора, директора Общей больницы Светозара Атанасиевича. Её мать Елена умерла в родах, а когда девочке было всего 12 лет, умер и отец. Заботу о детях взяла на себя их мачеха София Атанасиевич (Кондич), преподавательница Высшей женской школы. Лучшими друзьями Ксении стали поэт Растко Петрович и его сестра — художница Надежда.

Портрет Ксении Атанасиевич

Портрет Ксении Атанасиевич кисти Надежды Петрович

Окончив гимназию, барышня поступила на Философский факультет. Страх и трепет студентам тогда внушал профессор Бранислав Петрониевич. Его научные достижения были известны всему миру, но лекции были столь долгими и сложными, что слушатели порой даже падали в обморок. «Я была готова в любой момент упасть замертво. Одна студентка начала плакать, а другая вышла из аудитории, и больше уже точно не вернётся», — рассказывала сама Атанасиевич. Профессор Петрониевич вскоре заметил выдающиеся таланты студентки Ксении и назначил её своим ассистентом. Тут же появились слухи о их любовной связи, которые, как и множество сплетен позже, не имели под собой никакого реального основания.

Атанасиевич продолжила обучение в Париже и Женеве и к 1922 г. написала научную работу под названием «Учение Бруно о бесконечно малом». Путешествуя по Европе, философ собрала достаточно данных о жизни и работе Джордано Бруно, что и позволило ей в 28 лет быть готовой к защите диссертации.

Ксенија Атанасијевић

Защита, однако, проходила в драконовских условиях. В комиссию входили прославленные профессора Бранислав Петрониевич, Милутин Миланкович, Драгиша Джурич, Веселин Чайканович и Никола Попович. Именно профессор Петрониевич выступил жёстче всех, чтобы никто не упрекнул его в чрезмерной нежности к собственной ассистентке, и, хотя диссертация относилась к области философии, он задавал вопросы из высшей математики. Ксения, впрочем, основательно подготовилась, так что ни формулы, ни уравнения её не напугали. Тогда Милутин Миланкович не удержался от крайне некорректного вопроса, недостойного академического уровня: «Коллега, всё ли в порядке с гормонами нашей кандидатки?» Другими словами, его смутило, что потенциальный доктор наук не уступает в уме мужчинам.

После столь суровой, но успешной защиты Ксения Атанасиевич, естественно, должна была получить место доцента в Университете. Это и случилось примерно год спустя, но вся её карьера сопровождалась ложными обвинениями и мещанскими сплетнями. Ксению, без всяких доказательств, регулярно подозревали в плагиате, а все карьерные препятствия носили совсем не научную природу. Профессор Милош Тривунац возмущался: «В некоторых сербских регионах женщины всё ещё целуют мужчинам руку, а вы хотите дать кафедру доцента молодой девице.» Некоторые и вовсе упрекали доктора Атанасиевич, что она «недостаточно почтительно здоровается с мужчинами». Феминистские воззрения Ксении, которые она публично отстаивала, разумеется, только ухудшали положение дел. Впрочем, были те, кто поддержал Ксению, хоть и без особого оптимизма. Так, знаменитый этнолог Тихомир Джорджевич поприветствовал её словами: «Поздравляю вас, сударыня, вы попали в ад».

Профессор Бранислав Петрониевич

Профессор Бранислав Петрониевич

Злопыхателям не давала покоя и личная жизнь учёной дамы. Сначала её провозгласили любовницей её близкой подруги Зоры Станкович. Но вскоре сплетники увлеклись новой историей: Ксения Атанасиевич вертит роман с женатым человеком, белградским врачом Миланом Марковичем. Детали смакует тогдашняя жёлтая пресса – газеты «Балкан» и «Вече». Даже развод Марковича и его женитьба на возлюбленной не спасли пару от пересудов.

В конце концов, устав от постоянных испытаний, в 1936 г. Ксения Атанасиевич оставила университетскую карьеру. «На моей стороне не было больше никого, кроме правды и закона», — так она аргументировала просьбу преждевременно отправить её на пенсию. Игрой случая в том же году Энциклопедия Британника включила её диссертацию в список литературы, необходимой для изучения личности и работ Джордано Бруно. Однако, несмотря на приглашения из-за рубежа, Ксения остаётся работать в родной стране: сначала в Министерстве образования, затем в Университетской и Национальной библиотеке. За свою карьеру она написала около 400 научных статей и книг, переводила Аристотеля и Спинозу, и, как считается, создала самостоятельное философское учение. Увы, эти черновики до наших дней не дошли.

Во время Второй мировой войны Атанасиевич отказалась подписать «Призыв к сербскому народу» (документ, который требовал осудить партизанское движение и покориться оккупационным властям – прим. перев.) и была арестована. Ненависть к ней Гестапо была связана и с тем, что ещё до начала войны в Сербии профессор публично осуждала нацизм и выступала в защиту евреев. Сразу после войны пережившую все лишения учёную вновь арестовывают – на этот раз новое коммунистическое правительство обвинило её в реакционёрстве. За этим арестом стоял её коллега, философ Душан Неделькович, который не простил Ксении отказа сотрудничать с большевиками. Сам Неделькович требовал ни много ни мало смертной казни, но доктора наук вскоре выпустили. Правда, лишили гражданских прав, а её труды были запрещены.

Мемориальная доска на доме, где с 1940 по 1981 гг. жила Ксения Атанасиевич

Этот запрет сняли только в 1952 г., и почти 20 лет спустя доктор Атанасиевич вернулась к преподаванию – в Коларчевом университете.

Ксения Атанасиевич умерла в Белграде в 1981 г., не оставив наследников. Позже её могила была перекопана и утеряна, так что сегодня мы и не знаем, где похоронена одна из умнейших женщин Сербии.

Источники: Википедия, Blic, страница Ненада Баняца.

Facebook Comments