Когда-то, в приступе юношеского максимализма, я решила, что жалость унижает. Слова «сочувствую» и «жалею» казались мне едва ли не антонимами, а сама идея, что кто-то может меня пожалеть, ужасала. Интересно было бы вспомнить, что за книжки я читала в те дни. Лет семь спустя я разводилась и ревела на кухне у друга. «Ничего себе, — удивился Рома, — ты, оказывается, умеешь плакать».

«Баба с яйцами», «танк», «железная леди» — всё это я считала комплиментами высшей пробы. Иногда, правда, предохранитель срывало: бесконечно терпеть не может никто. Ну или, по крайней мере, не я. Но однажды, отработав несколько двойных смен (ночная и утренняя) подряд, я пришла домой, села на диван и громко сказала: «Я – бедный зайчик». «Что-то?» — переспросил жених-американец. Пришлось перевести.

Мне казалось, сейчас он разочаруется, расстроится и что-нибудь ещё. Он принес мне чашку горячего чая, включил мультики и гладил по голове, пока я не уснула прямо на диване. Так мы решили, что каждый из нас имеет право быть «бедным зайчиком», главное, вовремя предупредить второго. И внезапно стало можно простужаться, уставать, страдать от ПМС и весь день проводить в кровати. Ему можно было всё то же самое (разве что, минус ПМС).

И вот, совсем недавно, случилась у меня ситуация – не смертельная, но очень неприятная. Иду, ною, рядом коллега терпеливо выслушивает, а я всё извиняюсь и извиняюсь, мол, прости, совсем сопли распустила. «Ничего, — отвечает, — это же нормально – пожалеть себя». Ух, как я в первый момент оскорбилась: что значит «пожалеть», я не такая! А потом думаю, и правда же, нормально.

Ужасно хочется узнать, кто вообще придумал, что быть стойким оловянным солдатиком и спартанским мальчиком, — правильно. Напомню, мальчик славен тем, что украл лисёнка и спрятал его под плащ. Когда с ним заговорили взрослые, он вежливо слушал и отвечал, пока лисёнок (дикое же животное) вгрызался ему в живот. Если что, мальчик умер.

Мне лично кажется, что не надо нам подвигов, не надо этого «не задолбалась – не мать», не надо позволять лисам жрать свои внутренности, держать руку над огнём и ежедневно передвигаться так, будто тебе оторвало ноги. Место героизму всегда найдётся: никто ведь там сверху не обещал, что будет легко. Иногда просто не наорать на близкого человека – уже немало. Но для того, чтобы предохранители не срывало, очень нужно себя жалеть. И другим давать такую возможность.

____________________________________

Автор Виктория Мартынова.
Журналист, переводчик. Директор PR-агентства PRoCom.
Страница в ФБ vicky.martynova.

Facebook Comments