Самая, кажется, загадочная участница Клуба успешных женщин «Звезда» — его основательница Елена Шувани. Зачем она приехала в Белград, что такое трансперсональный психолог, как начинать жизнь заново в 38 лет — обо всём этом в откровенном интервью для Клуба.

Маг, таролог, психолог — всё это, насколько я понимаю, описывает твою работу и вызывает примерно одинаковый уровень недоумения. Чем ты всё-таки занимаешься?

Я называю себя магом, потому так проще объяснить техники, которые я использую. Для меня, при этом, магия – наука в будущем. Но методы зависят от того, что нужно человеку, с чем он пришёл. И чаще всего приходят, когда что-то болит, что-то не на месте. Болит – и физически, и эмоционально, и энергетически, по-разному бывает. Поскольку в России к психологам идти не принято – идут к магам и гадалкам. Я на Таро не гадаю, а делаю серьезную многостороннюю диагностику – проверяю причины, почему всё происходит именно так, используя при этом и психологические методы, и энергетические, и трансперсональные. Например, приходит ко мне девушка и жалуется на проблемы с парнем. И мы смотрим прошлый опыт, совместимость, его отношения с мамой, в конце концов.

Бывает так, что парень – просто мудак?

Бывает, да. Но, во-первых, я не могу давать личную оценку происходящего и какие-либо указания «бросай его, и всё!», только рекомендации. Я смотрю разные варианты развития событий и рассказываю, что и как будет в том или ином случае, и что можно сделать, чтобы события развивались по максимально желаемому сценарию. А во-вторых, не моя задача – спасать человека, моя задача – помочь ему решить свои проблемы. Иногда приходится говорить и так: «Вы сделали всё, что могли, теперь ситуацию может исправить только ваш муж, но для этого ему придётся очень много работать над собой, и вероятность этого – исчезающе мала». Но решение всегда за клиентом.

Давай вернёмся на шаг назад: что такое трансперсональные методы?

Обращение к религиозным воззрениям человека, к его роду или тотему, например. Темы религии, духовного поиска, раскрытия своего внутреннего потенциала были для меня важны с самого детства. Именно поэтому я – трансперсональный психолог, второе высшее у меня – именно психологическое, плюс я прошла курсы повышения квалификации. А вот психоанализ не зашёл совсем, хотя именно в этой сфере я пыталась получить третье высшее. Несмотря на то, что психоаналитические методы в своей работе я активно использую, классическим психоаналитиком мне не быть — не моё.

Так, второе высшее – психологическое. А первое?

А по первому образованию я – юрист. В Старом Осколе не было психологического факультета, а уехать из дома я была не готова. Экономика мне не подходила категорически, технические специальности – тем более, осталась юриспруденция. Я работала в суде, в конторе по регистрации недвижимости, оператором ПК на оптовой базе (до сих пор не понимаю, зачем им нужен был юрист), в Воронеже мы с Димашем открывали свой интернет-салон. Даже автоспецтехникой торговала – коммунальные авто и санитарные машины. Не поверишь, у меня всё это получалось и приносило удовлетворение, но не было чувства глубокой самореализации. Когда совсем припёрло, я на психологию и пошла. Что самое смешное, в юности я мечтала стать следователем, и в какой-то степени именно этим сейчас и занимаюсь: из отдельных фактов и деталей складываю целостную картину произошедшего. Наверное, и детективы поэтому обожаю.

Ты дважды писала о своём разводе, и часто, как я вижу, используешь очень личный опыт в текстах, которые публикуешь на «Звезде» и в фейсбуке. Тебя не задевают комментарии, от которых может стать только хуже?

Да, когда я пишу о своей жизни и о своих чувствах, некорректные комментарии меня задевают. К посту о разводе мне писали и «поздравляю», и «сожалею» — только самые близкие могут понять, что надо и поздравлять, и сочувствовать одновременно, а главное, очень осторожно стоит высказываться. Но неосторожность можно понять, люди не всегда знают, как правильно реагировать. Если же человек специально приходит потоптаться на моём личном, я дискуссии не развожу: сразу в бан, и нервы целее будут.

Скажи, а как ты доказываешь свою состоятельность в сфере личных отношений, если кто-нибудь может спросить: «Как вы можете мне помочь, если даже свой брак спасти не сумели?». Всё-таки на постсоветском пространстве развестись часто значит «не справиться».

Не всё и не всегда надо спасать — это мой основной ответ. Если отношения тебя медленно убивают, основная задача – спасти себя как личность. Разумеется, в браке бывают проблемы, и я никогда никому не стану советовать «немедленно рвать», хотя в какой-то момент лично для меня именно это стало спасением. Но иногда, если иные методы не работают, надо уметь отпускать: человеку будет лучше без тебя, и тебе будет лучше без этого человека.

Итак, тебе 38 лет, ты развелась после 16 лет брака, у тебя два новых проекта: «Звезда» и Jugoslovo, тебя всё ещё (хоть и прошло три года) можно считать новым эмигрантом… Как оно, начинать жизнь заново?

Так ведь не в первый раз. Переезд и развод дались мне совсем не так сложно, как смена деятельности, когда я пришла к тому, чем занимаюсь сейчас. Во-первых, ни общество, ни родители не понимали, что вообще происходит. Я не понимала, как этим зарабатывать, как быть постоянно включённой в трансперсональную психологию – при этом не быть включённой тоже уже не могла.

Перед тем, как переехать в Сербию, мы думали из Старого Оскола двинуть в Москву – мне очень не хватало динамики. Но я не люблю Москву, несмотря на все возможности, которые она даёт. Привыкать же к Белграду было очень просто – я его люблю, он размеренный и родной. Я тебе больше скажу: когда мы оказались тут в первый раз, я Димашу сказала: «Давай ты за детьми, а я вас тут подожду» — совершенно не хотелось покидать эту землю. Что, впрочем, совершенно логично: моя прапра-, кажется, бабушка, сербская цыганка во время Первой мировой войны, лет в 14-15 эмигрировала в Россию, вышла замуж и осела на берегах Волги. Надо бы обратиться к Дарье Плодник, восстановить историю в деталях.

Ты не очень свободно говоришь по-сербски, и твой круг, в основном, ограничен диаспорой. Не скучно?

Не могу сказать, что я не очень общительный человек, но моя работа, в основном, связана с общением, так что в свободное время – это как анекдот про станки на пляже. Мне достаточно нескольких близких друзей, с которыми я на одной волне, тогда и общение перестаёт для меня быть работой, а становится отдыхом и удовольствием. Тем более, круг моих знакомств с каждым днём все больше, много новых интересных людей приходит в мою жизнь.

Что ж, с Белградом разобрались, с Jugoslovo тоже всё примерно понятно – ты спасаешь проект, у истоков которого стояла и который стал совсем твоим после развода, к тому же, приносит доход от рекламы. А «Звезда» тебе зачем?

Изначально я хотела делать просто женский сайт: про косметику, психологию, карьеру и методы уборки (смеётся). А потом поняла, что мне очень не хватает женского круга, чтобы было куда прийти и поговорить со «своими». И точно такой же канал я хочу дать другим девочкам. Я вот из бисера не плету, и ты не плетёшь, а другие пять плетут: может, они на нашем собрании познакомятся и организуют свой кружок.

Я очень хочу – морально и информационно – поддерживать тех, кто готов что-то делать. Скажем, Анна Ростокина и Елизавета Мусатова придумали «Почиталки» и замечательно справляются сами, а у кого-нибудь есть крутая идея, но человек понятия не имеет, как её реализовать. Тут мы ему, то есть ей, и поможем!

____________________________________

Автор Виктория Мартынова.
Журналист, переводчик. Директор PR-агентства PRoCom.
Страница в ФБ vicky.martynova.