В доме Симы Лозанича, учёного и первого ректора Белградского университета, одного из председателей Сербской королевской академии, и его супруги Станки, большой благотворительницы родом из семьи Вучич-Перишич, 12 марта 1885 года родилась дочь Елена. Она достойно использовала все преимущества взросления в одной из самых уважаемых сербских семей конца XIX – начала ХХ вв. и получила блестящее образование. Елена была не только умной, любознательной и проницательной, но и благородной, храброй и терпеливой.

Впрочем, вплоть до 1910 г. о ней мало знали и ещё меньше говорили, пока молодая женщина не стала секретарём Сербского женского национального союза и посвятила себя переписке с другими странами. Елена хотела, чтобы женщины в Сербии вышли из тени, и верила, что это абсолютно возможно, если дамы будут учиться и работать, а общество, наконец, будет им в этом помогать вместо того, чтобы препятствовать эмансипации.

Она выступала на стороне «слабого» пола и на Конгрессе Международного совета женщин в Копенгагене, а в 1911 г. на том же собрании (уже в Стокгольме) стала одной из самых заметных участниц со всего мира. Своих коллег Елена буквально поразила речью в защиту сербок, описав две стороны проблемы: само решение женского вопроса и систему образования, которая по-прежнему была не на руку девочкам и девушкам.

Когда разразилась Балканская война — сначала первая, потом вторая — Елена не могла сидеть сложа руки. Стремление к благотворительности, которое она не только унаследовала, но и воспитала в себе, привело её на Курсы санитарок при Круге сербских сестёр. Теоретические знания Лозанич немедленно применила на практике: она ухаживала за ранеными в санатории «Врачар», а ночи проводила, заботясь о детях, которые в войне потеряли родителей.

Затем началась Первая мировая война. Елена была представительницей Красного креста Королевства Сербии, и в 1915 г. отправилась в путь до Америки. Надо было собрать благотворительную помощь сербской армии и изнемогшему народу — с блеском выполненная задача. Почти пять лет, во главе Американского комитета помощи Сербии, она собирала деньги и материальную помощь, которые отправляла в любимое отечество.

Для самой Елены это стало делом её жизни — так она написала в личном дневнике, опубликованном в 1970 г. Обществом носителей Албанского мемориала (ордена, который получили все, кто отступал через Албанию зимой 1915-1916 гг. — прим. перев.). В основном эти дневниковые записи состояли из писем сестре Анне и родителям, оставшимся в Сербии, которым Елена рассказывала о жизни, которую ей совершенно внезапно пришлось вести на другом континенте.

Елена Лозанич

Американское общество помощи сербам, слева направо: Алис Карпентер, Даринка Груич Радович, Елена Лозанич, Джон Кингсберри, Джон Фронтингем и Ст. Хау

Она основала комитеты помощи, устраивала собрания, на которых американки и канадки делали бинты и шили одежду для сербских беженцев, выступала в университетах, читала лекции в женских клубах… Елене удалось добраться до Теодора Рузвельта, видных губернаторов, сенаторов и священников, которые жертвовали деньги сербскому народу. Сама она всегда подчёркивала неоценимую помощь Михаила Пупина, видной фигуры того времени, который сотрудничал в проектах Комитета.

Всегда и везде Елена в национальном платье Битольского региона говорила о страданиях сербов в Первой мировой, прилагая все силы, чтобы помочь соотечественникам. Свою жизнь она отодвинула на второй план и не только утверждала, но и на деле доказывала, что не остановится, пока не наступят мир и конец страданиям. Когда в 1918 г. Сербской военной миссии оказали честь, пригласив на чтение исторических 14 пунктов Вудро Вильсона в Конгрессе США, там присутствовали и Елена, и её отец Сима. Гуманитарную работу Елены наградили орденами Белого орла и Святого Саввы высшей степени.

Сима Лозанич, Елена Лозанич, Джон Фронтингем

Сима Лозанич, Елена Лозанич, Джон Фронтингем

Но и по окончанию войны, она не остановилась. Елена продолжила собирать деньги в Америке – для сирот военного времени. Теперь её главным соратником стал гуманист, полковник сербской армии Джон Фронтингем, который почти два десятилетия на собственные средства содержал целые поколения в сербских детских домах. Первый детдом для военных сирот он основал в Джевджелии, затем во Вранье, а после участвовал в открытии Дома сербско-американской дружбы в Сремска-Каменице, который исполнял функцию приюта до 1933 г. Он же осенью 1914 г. оборудовал хирургическую больницу в Скопье 200 койками, санитарным материалом, лекарствами и персоналом — всё это стало личным подарком полковника. Фронтингема наградили Звездой Карагеоргия, Орденом югославской короны и Крестом милосердия.

Елена и Джон полюбили друг друга и узаконили свою любовь в 1921 г. перед алтарём русской церкви в Нью-Йорке, увенчало же их отношения рождение дочки Анны. Семья Лозанич-Фронтингем до 1935 г. жила на юге Франции, продолжая всё время помогать сербским детям. Когда в один год умерли отец и муж Елены, она с дочерью вернулась в Америку. Когда Вторая мировая война обрушилась и на Белград, Лозанич активно участвовала в основании Комитета американских друзей Югославии, предтечи Объединённого югославского фонда помощи. До последних дней она была предана своей миссии. Героиня сербского народа умерла 6 февраля 1972 г.

 

Facebook Comments