Елена Эльнатанова приехала в Белград шесть лет назад – её супругу тогда поручили работать на сербско-российском проекте. Никого из знакомых Елены не удивило, что в домохозяйках она долго не продержалась и почти сразу вышла на работу сама – слишком уж деятельный характер. Но когда год назад ей предложили стать директором первой частной русской школы в Белграде по государственной российской программе, удивилась даже сама Лена.

Разреши начать с очень женского вопроса: как после стольких лет ваш брак существует на расстоянии?

Ты прости, я с годами разучилась откровенничать о личном – даже если захочу, не смогу уже. Когда Дима уехал работать в Россию, я волновалась, что дочки будут переживать, что я просто не потяну – как везде успеть. Но, знаешь, чем старше становлюсь, тем осознаннее верю в Бога: он точно помогает нам и поддерживает. Так что мы все молодцом!

Это ещё один урок, похоже. Я же по гороскопу дева: у меня всё всегда было по плану, даже в детстве я заранее просчитывала весь учебный год. И расстраивалась про будущее: а вот если оно будет так, или не так, а там, а потом… Но в Сербии жизнь поставила меня в очень жёсткую позицию: здесь не получается планировать и на неделю.

Не хочешь о личном – будем о рабочем. Ты когда-нибудь работала в школе?

Так получалось, что мне всегда предлагали работу –  ни разу в жизни осознанно я её не искала. Так было и в первый раз: я ещё училась в институте, а мой бывший классный руководитель открывал очень современную школу: на базе завода должны были построить здание с зубными кабинетами, с бассейном. На время строительства (два-три года закладывали) просто арендовали здание – это был 94-й или 95-й год. Он предложил мне рискнуть. Мама сказала: «Можешь помочь семье – вперёд, иди и работай». Так я перешла на заочное и стала учителем начальных классов, а заодно разработала свою программу по этической грамматике – предмет ввели, а программы не было. Строительство, впрочем, затянулось. Сама помнишь, какое время было. Но много лет спустя на открытии той самой школы я познакомилась с будущим мужем.

Вот и предложение «возглавить» школу им. Валентины Терешковой пришло очень внезапно, но, пожалуй, вовремя. Мы ведь с Димой собирались вместе в Россию возвращаться, были назначены даты отъезда. И тут основатель школы Саша Бороевич тоже предложил рискнуть: не просто стать частью его команды, а возглавить новую школу.  Кажется, всё, что он обо мне знал на тот момент, — это факт педагогического образования. Но Саша выбор делает всегда интуитивно, и этот год, надеюсь, показал, что он не ошибся.

Круг замкнулся. Как вообще родилась эта идея – делать русскую школу в Белграде?

Саша очень давно работает в сфере образования. Ещё в 1990-е это была детская студия, что казалось безумием – тогда ведь все хотели поскорее срубить денег, а не с малышами и книжками возиться. Эта студия переросла в популярную и востребованную организацию UMS – Союз Молодых Сербии. Потом открылась достаточно успешная школа Artimedia , скоро она отметит семь лет.

А теперь и русская частная школа, имеющая лицензию сербского Министерства образования и практикующая учебные программы ФГОС (федеральный государственный образовательный стандарт) РФ. Вскоре мы первые за пределами России будем проходить процесс аккредитации образовательных программ от Рособрнадзора.  То есть, наш ученик сможет в любой момент продолжить образование как в России, так и в сербской госшколе.

Но почему именно русская? Не английская, не немецкая, не словенская, в конце концов?

Мне сложно однозначно ответить на этот вопрос – не я же автор идеи. Но тоже, наверное, интуитивное решение, в которое Саша искренне верит. Вообще, должна тебе сказать, это потрясающее чувство – работать в условиях, когда в тебя постоянно верят. Чаще бывает, крылья, наоборот, обрезают, а тут – пожалуйста, лети, твори! Что касается выбора… Во-первых, следует признать, что многие в Сербии Россию любят и уважают, и наше образование, по-моему, до сих пор в достаточно сильной позиции.  А во-вторых, это не финальная точка плана, а лишь ещё одна ступень. Уже сейчас под одной эгидой работают сербская гимназия и русская школа. Время покажет, каков будет следующий шаг, и во что это вырастет.

школа терешковой белград

Я слышала, вас упрекают в дороговизне…

И очень зря! Сейчас по субвенции одного дружественного российского фонда стоимость для тех, кто поступил в школу в этом году, значительно снижена и останется таковой вплоть до 11-го класса. На второго и третьего ребёнка, разумеется, скидки – 30% и 50% соответственно. Сравнивать стоимость со школой при посольстве странно, она всё же государственная. А по сравнению с остальными частными международными школами в Белграде наша цена самая лояльная.

Тогда скажи, если человек чисто теоретически может выбирать между вашей школой и посольской, отчего бы ему не сэкономить?

Во-первых, попасть в школу при посольстве практически невозможно, увы. Если только родители не работают в самом посольстве или, например, в торгпредстве. Во-вторых, в таких школах учителя неизбежно приезжают по контракту, т.е. у родителей нет никакой гарантии, что один и тот же симпатичный всей семье преподаватель останется с их ребёнком на протяжении всего обучения. Мы же можем позволить себе найти лучших преподавателей и создать им такие условия, чтобы они оставались. Плюс, мы предлагаем программу до 16:00 с кружками, студиями и секциями. Но вообще мне бы не очень хотелось сейчас сравнивать и пытаться выглядеть лучше за счёт кого-то другого. У людей уже есть выбор, и это неплохо, по-моему. Кстати, для тех, кто записался в школу, мы открыли бесплатные интенсивные курсы русского языка и дошкольной подготовки.

Ты говоришь, учителей вы набираете надолго. А себя ты видишь на месте директора через 10-20 лет?

Да, вполне. Не хочется оперировать пафосными понятиями «коллектив, как семья», но мне тут хорошо и комфортно, и совсем не хочется быть временщиком – это как минимум неэффективно. А так у меня есть видение стратегии, и я хочу полноценно его реализовать. К тому же, я очень люблю Сербию – это дорогое мне место! Всё здесь по душе, всё «по мне». Хотя, бывает, что-то раздражает. Наверное, то, чего не могу понять. Например, здесь все всегда говорят «да», но это «да» может ничего не значить. В России-то привыкаешь слышать «нет» везде: от регистратуры до кассы. А здесь кто-то что-то пообещал — я и расслабилась. Знала бы, что не выйдет, успела бы придумать запасные варианты. Но в целом я, как и ты, наверное, довольно однозначно реагирую, когда Сербию критикуют за отсутствие пельменей и гречки: пришёл в чужой дом — так и веди себя прилично или отправляйся к себе.

Профессиональный педагог, как ты воспитываешь собственных детей?

Знаешь, у меня нет каких-то особых амбиций в смысле их будущих профессий или семейной жизни. Осербятся они, останутся русскими или вообще станут американками – совершенно всё равно! Я хочу, чтобы мои дочки выросли счастливыми, незакомплексованными, чтобы они не повторяли моих ошибок, не придирались к себе бесконечно, чтобы занимались любимым делом. Пусть хоть собак выгуливают.

Ещё один очень женский вопрос, но не могу удержаться. Как у тебя получается совмещать материнство с таким бурным карьерным ростом?

Ооо, вот на этом у меня пунктик. Одна дочь – подросток, вторая только первый класс закончила, и я очень не хочу, чтобы они на себе эту занятость ощущали. У меня есть помощница: у нас такие дружески-деловые отношения, слава богу, что мы смогли договориться. И всё равно серьёзно заняться сербским, например, не успеваю.  Прихожу домой, а там вторая работа начинается: уроки проверить, постирать, приготовить, пообщаться, в конце концов. Хотя рано или поздно придётся: работа сейчас очень требует свободного владения языком. Но несмотря на то, что я уже не помню, что такое просто прилечь, вымотанной себя не назову. Это моя жизнь, и она меня вполне устраивает!

____________________________________

Автор Виктория Мартынова.
Журналист, переводчик. Директор PR-агентства PRoCom.
Страница в ФБ vicky.martynova.