Мой четырёхлетний сын не доверяет новой еде. Человек, который уплетает брокколи и фасоль за обе щёки, никогда не отказывается от рыбы и мяса, легко отвергает абрикос потому, что он куском, а не пюре, и даже от пирожного может отмахнуться, если цвет или форма не соответствуют привычному. Вместо «я это не пробовал/я это не знаю», он тут же утверждает: «Я это не люблю». Кажется, именно так работает механизм ксенофобии.

Иной цвет кожи, другой язык, «ненормальная» ориентация, странные (для нас) традиции, непривычное искусство – на всё мгновенно возникает реакция: «Я это не люблю». Он называет себя художником, но не пишет картин – не люблю. Она девочка, а побрила голову – не люблю. Он занимается сексом не так, как мы, – не любим. «Чёрный квадрат» Малевича и «Фонтан» Дюшана – вообще ненавидим и посмотрите, как загнила западная цивилизация (я сейчас не шучу, а цитирую статью в солидном вроде бы издании).

В принципе, ксенофобия – залог выживания вида, биологи говорили об этом гораздо раньше психологов. Если ты зайчик в дикой природе, умение отличать таких же зайчиков (своих) от волков (чужих) — очень полезно. Или, например, отказ от незнакомой еды в лесу: землянику любим, непонятную фигню не любим, и в итоге не едим, например, волчью ягоду. В воду опять же советуют не лезть, не зная броду. Совершенно только непонятно, как в XXI в. на нашу безопасность влияет чужая причёска.

разные дети

На самом деле, конечно, влияет, только плоскость безопасности переместилась из выживания тела в выживание идей. Если сказать, что геи тоже имеют право жениться, значит, твой брак уже не самый лучший, не единственно возможная форма союза, и вообще что будет через 20 лет? Если перестать верить в «белое»/«чёрное»/«жёлтое» (нужное подчеркнуть) превосходство, «их» может стать больше, чем «нас», и что тогда будет через 20 лет?

Через двадцать лет, я надеюсь, мой сын перестанет бояться осьминога на тарелке (пусть не полюбит, но хотя бы попробует для начала). Сегодня он уже выдернул практически у меня изо рта незнакомый жареный сыр – любопытство победило тревогу. Через двадцать лет (хотя хотелось бы раньше) мои интернет-знакомые, может быть, откажутся от перепоста заметок в стиле «западное общество отказалось от семейных ценностей, и вот к чему это привело». И фильмы начнут судить после, а не до того, как они выходят в прокат. Потому что, если наши дети развиваются и взрослеют, а мы – нет, это как-то стыдно.

____________________________________

Автор Виктория Мартынова.
Журналист, переводчик. Директор PR-агентства PRoCom.
Страница в ФБ vicky.martynova.