Первую сербскую женщину-скульптора Вукосаву Велимирович постигла судьба многих первопроходцев: в зарубежных энциклопедиях её имя упоминается чаще, чем в отечественной литературе. Исправить эту несправедливость взялся проект «Великие люди», а вслед за ним и «Звезда».

Вукосава родилась в 1888 г. в Пироте в многодетной семье протоиерея Милоша и учительницы Елены. С самого раннего детства девочка, которая воспитывалась в патриархальной, но интеллектуальной среде, показывала интерес к искусству: рисованию, моделированию и даже стихосложению. Своё детство будущая ваятельница вспоминала так:

«Обычаи у нас чтились, и особенно мы обожали праздники. Дом был открыт для гостей, прохожих и друзей, а у каждого члена семьи была своя компания. Эта домашняя идиллия была исполнена очарования, и все гости наслаждались гостеприимством. Каждая из нас, сестёр, мечтала о чём-то своём, и это делало нас сильней. Двое старших братьев учились в Москве и Петрограде. От них мы получали прекрасные увлекательные письма обо всех событиях и новостях в науке и искусстве. А я, младшая из девочек, росла в каком-то смысле хулиганским ребёнком».

вукосава велимирович

Вукосава с младшими братьями

В 1911 году протоиерея Милоша перевели в Белград, куда он приехал со всей семьёй. Вука по приезду поступает в Художественно-ремесленную школу, и так начинается её жизнь в искусстве сербской столицы. Говорят, она была редкой красавицей и выделялась среди всех своих однокурсниц. Известно также, что их курс вошёл в культурную историю Сербии: с Вукосавой учились Зора Петрович, Елизавета Петрович, Нада Джуканович, Ольга Големович, Дара Мичич, Елена Радакович…

Тогда же, в студенческие годы, скульптурный талант Велимирович заметил её преподаватель, знаменитый скульптор Джордже Йованович. Именно Йованович настоял на развитии этого таланта, поддерживая девушку профессиональными советами. И он был не единственным, кто обратил внимание на яркую художницу. В 1913 г. в статье, посвящённой выставке учеников школы, журналист «Политики» написал: «В скульптуре выделяется Вукосава Велимирович, у которой есть талант, хоть и видно, что она – новичок».

Во время Первой мировой войны семья Вуки Велимирович жила в Куршумлии и Крушеваце. Её брат Борислав был директором Института Пастера в Харькове и изо всех сил старался помочь своим родственникам в Сербии. В это время Вукосава начала работать в гимназии преподавательницей рисования и чистописания. Тогда она и познакомилась с великим сербским художником Урошем Предичем. По словам выдающегося историка искусств Николы Кусоваца, отношения между Урошем и Вукой были исключительно дружескими. Несколько лет назад Исторический архив в Панчеве выкупил их переписку. Около десяти писем открыли застенчивую поэтичную сторону Предича.

урош предич

Урош Предич и его письма Вукосаве

В письме, которое Предич отправил Вуке 12 апреля 1924 г. говорится:

«Я Вас про себя называл девушкой-воином с того самого момента, как впервые Вас увидел: статную и прямую, как ель… Старый и отрезвлённый искусством, я по-прежнему верю, что добро и красота не вымерли в наше время чарльстона и джаза». Нежное отношение сохранялось и на расстоянии, когда Предич вернулся в Белград, а Велимирович отправилась в Париж: «Как счастлив бы я был, если бы был таким, каким Вы меня представляете! Но я, как тот паломник, что старым, слабым и немощным отправился к Святой Земле: ему никогда её не увидеть, но счастье и радость не оставят его в пути, который приближает к цели».

В знак благодарности за эту дружбу Урош Предич в 1926 г. в своём ателье написал потрет Вукосавы Вуки Велимирович, который сегодня хранится в Сербской академии наук и искусств. В Национальном музее в Зренянине находится и приглашение Предичу на помолвку Вуки с графом Люсьеном де ла Мартинери, за которого, несмотря на сопротивление семьи, она вышла замуж, но развелась тремя годами позже. Причиной стали «извращённые требования» графа к супруге.

Впрочем, совсем не этот брак был главным событием в парижской жизни Вукосавы. Она стала ученицей в ателье знаменитого французского скульптора Антуана Бурделя, который восхищался ею не меньше, чем сербские коллеги. В журнале «Слово и картина» (1926 г.) Бурдель написал:

«Я счастлив, что мне выпал шанс ещё раз убедиться, сколь интеллектуальна и талантлива сербская нация. Мадемуазель Вука Велимирович – художественная родня вашим сербским мастерам. Её бюсты источают силу, лица – удивительно точны. В Париже она совершенствуется, и для меня честь видеть её работы».

Обучение в ателье открыло Велимирович двери Академии изящных искусств в Париже, где она оттачивала свои умения с 1919 г. по 1921 г. Большую помощь ей оказали и русские эмигранты, друзья её брата Милорада Велимировича и сестры Зорки, переводчицы с русского языка. Эта дружба с российскими художниками вылилась в идею изваять бюсты князя Львова (бывшего премьера Временного российского правительства) и знаменитой балерины Анны Павловой.

Всего несколько лет спустя газета «Фигаро» напишет о талантливой сербке:

«Мощная выразительность и обаяние, которые восхищают зрителя, внесли её в список самых значимых скульпторов современности. Путешествуя по миру, она во многих странах оставила истинные шедевры, но мы хотели бы, чтобы Франции досталась привилегия хранить её наследие, следы бессмертного искусства».

Бронзовая скульптура В. Велимирович

Бронзовая скульптура работы В. Велимирович

Добившись признания в Париже, Вука Велимирович отправилась в Рим, где продолжила совершенствовать свой талант в Академии искусств и ателье Этторе Феррари. Всемирную славу ей принесёт созданный в то время бюст известного итальянского баритона Маттиа Баттистини. После этого Вука вернулась в Париж и устремила своё творчество к историческим темам.

Особое внимание получил цикл, посвящённый знаменитым сербкам: от Матери Юговичей до тёзки скульптора Вукосавы, жены Милоша Обреновича. Сама Вука так объясняла этот период:

«Я давно хотела, высекая из камня скульптуры наших средневековых правительниц, оставить после себя что-то долгосрочное, что будет полезно и интересно многим поколениям. Я видела многие фрески в наших монастырях и портреты старых мастеров (…)».

Французские журналисты были правы: Вукосава действительно оставила след во всех странах, которые посещала. Во Франции она ваяла французское дворянство, русскую эмиграцию и великих артистов, включая певца Фёдора Шаляпина и «чёрную Венеру» варьете Жозефину Бейкер. В Испании запечатлевала маркизов и интеллектуалов, в Турции по приглашению Ататюрка создала его портрет, после чего Вукосаве предложили создать памятник Республике Турции (этот проект, впрочем, не был реализован).

Не так давно был найден дневник Вуки Велимирович. Так общественность узнала чуть больше о её браке с графом Мартинери, высоких отношениях с индийским поэтом Рабиндранатом Тагором, дружбе с дочкой Льва Толстого Татьяной Сухотиной…

вукосава велимирович

Неясным остаётся вопрос, как первая сербская женщина-скульптор, прославлявшая свою страну во всём мире, оказалась в списке забытых. Историк искусств видит проблему в том, что биограф Вуки Пётр Микич был не искусствоведом, а инженером. Однако, мировая слава Велимирович не обошла: её имя значится в британском и американском изданиях «Словаря западных скульпторов в бронзе» (Джеймс Маккей) и «Биографическом словаре скульпторов 1920-х и 1930-х гг.» (Тьери Рош, 2007 г.).

Сама Вукосава всегда, в первую очередь, оставалась сербкой: когда разразилась Вторая мировая война, она вернулась в родную страну, чтобы разделить со своим народом все испытания, выпавшие на его долю. В сербской столице Вука Велимирович жила и работала до самой смерти в 1965 г., сегодня её скульптуры можно видеть, например, в Доме семьи Велькович (ул. Бирчанинова 21).

И, несмотря на повышенное внимание западных СМИ, лучше всего жизнь Вукосавы описала, пожалуй, всё та же газета «Политика» в 1928 г.:

«Про госпожу Велимирович, которая продуктивно и с большим успехом работает в Париже, можно сказать, что она живёт и идёт по этому миру, создавая собственный мир – творение её художественной души».

Источник

Facebook Comments