Женские истории

Истории старухи Ойнур. Про благодарность.

В деревне любили Ойнур. Но что интересно, никто не мог сказать, за что именно. «Она просто умеет быть благодарной», — сказала мне как-то соседка, когда мы по старой женской традиции обсуждали все, что происходит на нашей улице. — Всегда есть за что поблагодарить, — будто между делом сказала Ойнур, продолжая наливать чай. Ведь если человек есть, неважно, хорошее он тебе сделал или не очень, значит, у вас уже есть история

Кому нужна её правда?

Все в её жизни было сделано из стекла. Карьера, любовь, здоровье. Отношения с людьми не выдерживали ни крепкого, будто глоток виски, слова, ни острого «ножевого» взгляда, ни равнодушного рукопожатия. Для всех она считалась прозрачной и все её мысли, идеи, размышления, обиды и страхи красноречиво выпирали наружу. Как родинки. Как аллергическая сыпь. Как седые волосы. Дряблые подмышки. Гусиные лапки и солнечный след на носу. Не удавалось скрыть от окружающих ни зубную

Истории старухи Ойнур. О разных

Следующей нашей остановкой стал небольшой город у широкой реки. —  Мы ведь и сюда не просто так прибыли? — А ты думала?- лукавый взгляд Ойнур предвещал ее новую затею. — Я хочу повидать старых друзей, если есть кто еще. А ты, ты посмотри на женщин и мужчин в этом городе. Конечно же мы попали сюда не в обычный будний день. Назавтра в городе ожидался праздник. — Это традиция, завтра будет

На самом деле существует только сегодня…

А завтра, возможно, зима. Или холодное неурожайное лето. А, может, больше не будет никакого завтра? И ночи с наспех приклеенными звездами. И утра с грибным дождем. Моя подруга уже несколько лет собирается заняться спортом с понедельника. Только каждый новый понедельник находятся новые оправдания: то насморк, то резко похолодало, то ноет в правом боку. Соседка – высокая двухметровая женщина, похожая на крепкий тополь, всегда обожала жареные грибы. Особенно белые в сметане.

Истории старухи Ойнур. Выбор.

— Я устала, — как не просто это оказалось сказать ей. Я повернулась к Ойнур и просто сидела неподвижно, ожидая ее ответа. — Я устала от дороги и просто устала. Мы сделали очередную остановку на пути. Рядом была небольшая деревня. И мне хотелось только одного — забраться в стог сена и заснуть. Ойнур молча вышла из машины и жестом предложила мне сделать то же самое. — Пройди по дороге, —

Я думал, что ты женщина…

Она маршировала, как солдат, сама себе открывала двери, и сама себе пробивала дорогу. Первой подавала руку, фыркала, когда поддерживали под локоть, помогали снять пальто и платили за латте. Просыпалась задолго до восхода, запрыгивала на велотренажер и пока крутила педали, читала «Теорию ограничений Голдратта» и «Бизнес как экспедиция». Составляла ежедневный Task list, нарабатывала новые полезные связи, слушала аудио книги и совершенствовала английский язык. Никогда не слонялась по интернету, не употребляла алкоголь

Истории старухи Ойнур. Про смех и живое.

Раз в несколько месяцев, обычно в конце сезонов, когда основные работы уже сделаны, и все готовится к новому, старшие женщины нашей деревни собирались у старухи Ойнур. Нас на такие встречи не пускали. Но в теплое время, бывало, они уходили в лес, и мы могли украдкой, пробираясь сквозь кусты, заглядывать в этот мир. Нет, там не было никакой магии. Хотя.. Это были встречи смеха. Не тихих хихиканий, прикрывая зубы, а нутряного

Самое большое искусство – оставаться собой!

Время от времени мы примеряем на себя чужие роли. Будто платья, снятые с тощего манекена или туфли из новой коллекции «Осень-зима». В детстве я была то Гулей Королевой, то Ириной Алферовой, то Фериде. Моя подруга всю юность проходила Анжеликой, а двоюродная сестра — Катей Татариновой из романа «Два капитана». Потом мы выросли, и наступило время стать собой. Только кто мы и какие мы никто из нас не знал, ведь намного

Загрузка...