В транзактном анализе есть четыре жизненные позиции:

1. Я – ОК, ты – ОК. Здоровая позиция. Возможно взаимодействие и партнерство. Я принимаю и себя, и другого, и могу конструктивно подходить к нашим различиям.
2. Я – ОК, ты – не ОК. Ты меня не устраиваешь. Я стою выше (больше знаю, лучше умею…). Партнерство невозможно: я отказываюсь с тобой работать или я хочу тебя переделать.
3. Я – не ОК, ты – ОК. Ощущение собственной неполноценности. Партнерство невозможно: я могу только получать, но не могу отдавать.

4. Я – не ОК, ты – не ОК. Жизнь – разочарование, все бесполезно. Мне никто не поможет, ведь остальные точно так же «не ОК», как и я.

Казалось бы, а причем тут английский?

При том, что язык всегда живой, дышащий, растущий. Язык – это другой взгляд на мир и другое мышление.

Это заграница, где многое делается по-другому. Мы ведь привыкаем к тому, что в одной культуре вместо рукопожатия с деловым партнером нужно обменяться поклонами, в другой – обязательно снять обувь у входа в храм и носить одежду с рукавом, а в третьей не дай боже поднять вверх большой палец – оскорбите кого-нибудь.

Это новый человек – интересный, но совсем не похожий на вас, – с которым хочется общаться. Мы ведь узнаем и привыкаем к его особенностям, привычкам, взглядам и способам проводить свободное время.

Но зная, как вступать в отношения с людьми и даже со странами и культурами, мы почему-то редко задумываемся вот о чем: и с новым языком мы тоже вступаем в отношения. Наша картина мира входит в контакт с другой картиной мира. В нашей картине появится загадочное понятие challenge (и нужно как-то жить с тем, что проблема – это, оказывается, хорошо и подезно!), страшные bullying и abuse, очень нужное по разным поводам facepalm, приятное serendipity… Эти слова не переводятся на русский (и поэтому часто калькируются: абьюзивные отношения, школьный буллинг, полный фейспалм и т.д.). Русского слова нет, а понятие теперь для вас есть. Придется по-другому взглянуть на свои отношения с временем, разбираясь с 12 английскими временными формами. У некоторых есть аналоги в нашем родном языке (длительные времена становятся понятнее, если вспомнить про несовершенный вид глагола), а некоторые придется принимать прямо как настоящий психолог принимает душ: такими, какие они есть. Перфекты всякие. И смириться с тем, что из этих вот 12 времен половина используется, чтобы говорить о прошлом, а о настоящем моменте «вотпрямщас» — только одно. («Ну да, они же имперцы, застрявшие между грандиозным прошлым и планами на будущее», — заключает один мой клиент).

И тут в игру вступает наша гибкость, границы нашей толерантности, личная способность к переменам, открытость новому. И уязвимость – но про нее отдельно. Чем сильнее у нас прокачан скилл справляться с новым и неизвестным, тем безболезненнее, как правило, осваивается новый язык. Это очень хорошо видно в моей работе с русскоязычными эмигрантами. Пять, восемь, десять лет в среде, а свободы в языке нет, никак не заговорить, не понять другого, не наладить коммуникацию. И когда начинаем разбирать этот болезненный и пульсирующий страхом клубок, находим сопротивление и отказ от контакта с новым. Человек ступорится и упирается в бетонную стену не потому, что английский – такой уж сложный язык. А потому, что все вокруг кажется враждебным в своей непонятности. Сопротивление враждебности сливается в язык, ведь нельзя его осваивать, если одновременно давать отпор всему, что с ним связано: культуре, традициям, мышлению.

Это верно не только для тех, кто переехал и живет в языковой среде. Если вам упорно что-то не дается в языке, можно смело искать конфликт картин мира. Когда вы ошибаетесь – используете какой-нибудь Past Simple вместо Present Perfect, например – то задача педагога не поправить вас в соответствии со строгим набором правил, а показать новый кусочек паззла. Здесь можно цитировать «Летающий цирк Монти Пайтона»: «And now for something completely different». Встраиваем этот кусочек в картину мира, расширяем границы нормальности:)

Вопрос, с какой позиции приходить в отношения с языком. «Блин, все у них как не у людей! Да почему я должен говорить так, если по-русски я бы сказал по-другому?!» — знакомо? Это «Я – ОК, ты – не ОК». Партнерство, как мы помним, невозможно – я или отказываюсь от другого, или хочу его переделать. Плохие новости – иностранный язык вы не переделаете. По крайней мере, не в международных масштабах. А переделка в личных масштабах – это пиджин, версия языка, подстроенная под человека. Знаменитый хинглиш, индийский английский, это смешанный язык – отличный пример прогибания языка в сторону предполагаемого «ОК».

Другое распространенное: «Это не для меня! У меня нет способностей! Это для каких-то небожителей, которым бог таланта отвесил! Все люди как люди, а я никогда не заговорю!». Это «Я – не ОК, ты – ОК». Партнерство невозможно – до уровня партнерства из этой позиции просто не подняться.

Ну и, конечно, «Блин, я тупой, а английский ваш дурацкий, идите нафиг!». Нужны ли комментарии?

Единственная позиция, из которой есть смысл строить отношения с языком, это «Я – ОК, ты – ОК». У меня вот так. А у тебя? Ух ты. А как ты так делаешь? Хм, а я так могу? Давай попробуем! Так, а вот тут я тебя вообще не понимаю. Объясни. И так далее, и так далее.

Язык вам не враг. Ваши страдания – это ничего личного. Он не имеет целью свести вас с ума и сжить с белого света, хотя иногда кажется, что именно этого он и хочет, и все эти чертовы англы, саксы, готы, норманны и прочие вытворяли свои лингвистические непотребства именно с целью запутать именно вас до чертиков и капитально выбесить. Еще раз: язык не имеет ничего личного против вас. Он будет отдавать то, с чем вы пришли. Пришли враждовать – поверьте, будет вражда, и он победит. Ведь он больше, старше и у него широкий арсенал. Пришли дружить – будет дружба. Возможно, не сразу и не с радужными единорогами, печеньками и жвачкой. Но будет. Язык отзывчив. Язык готов к контакту, он говорит «Я – ОК, ты – ОК.» И это нормально. Партнерство возможно. Come on?

____________________________________

Автор Елизавета Мусатова.
Профессиональный слушатель. Психолог и нарративный консультант. Расстановщик. Стори-теллер.
Личный сайт Pro-Stranstvo.rs.