И в индивидуальных сессиях, и в групповых расстановках освобождающий, трансформирующий плач происходит очень часто. И так же часто клиенты чувствуют, что это странно, что это неправильно, что теряется контроль и лицо, что они полностью беззащитны. Это очень важный момент. Очень.

Вот почему (у Ольги Левецкой описание дается применительно к женщинам, но это негендерное, это универсальный механизм психики):

«Продолжая тему превращений, которые проходит каждое женское существо во время своей эволюции, тех превращений, во время которых женщина обучается слышать все голоса мира и понимать все живое, надо объяснить, чем отмечен каждый из этих переходов. Время изменений для женщин связано со слезами; плач женщины является не только жалобой, но и оплакиванием мира, полного страданий, оплакиванием жизней, которые заканчиваются смертями, оплакивание всех детей, своих и чужих, которые не смогут сохранять непрерывное счастье; оплакиванием всех горестей и печалей вместе.

Кажется, что слезы размывают барьеры, отделяющие женщину от самой себя. Плач женщины означает,что она больше не может выносить того, что происходит с ней, и осознает свою слабость и незащищенность. Слабость вообще является очень человеческим качеством, так же, как страх и бессилие; признание их освобождает от ложной гордости и самодовольства. Удивительным образом, но следом за этим происходит трансформация; когда женщине самой кажется, что она повержена и разбита, в момент полной темноты и отчаяния, происходит поворот ее сознания и внутри него рождается спасительный выход.

Не все женщины способны к освобождающему плачу и не всегда, иногда он заменяется на сухой жар, который похож на лихорадку; такое внутреннее жжение не приносит той легкости и успокоения, которую способны принести слезы, но выполняет ту же самую роль — меняет нечто важное внутри женщины, алхимически преображает ее в новое, более свободное существо.
Это преображение совершается, когда женщина внезапно перестает плакать и начинает заниматься магией.»

«Каждый раз, когда женщина входит в период плача, это означает, что внутри нее начинают подготавливаться изменения. Я совершенно уверена, что всякая женщина, плача о собственной боли, одновременно оплакивает всю боль мира; плача от несправедливости или обиды, нанесенной ей, оплакивает все обиды, всю несправедливость мира. Являясь символом прямоты и праведности, тонкая женская чувствительность не позволяет ей забыть о том, что есть мировой закон. Уклонение с путей этого закона, нарушение равновесия мира каждый раз угрожает всему существованию.

Женщина, охраняющая жизнь мира, как львица своих детенышей, выходит из себя, сталкиваясь с угрозой, которую несет жизни нарушение равновесия, иначе называемое несправедливостью.
Оплакивая мир, оплакивая боль и страдания всех детей этого мира, женщина оплакивает и мертвого бога внутри самой себя.
Чем больше она плачет, чем совершенней ее искусство плакальщицы, тем легче пробудиться этому мертвому богу. Скрытое имя этого бога — счастье и покой; когда этот бог просыпается и улыбается, женщина перестает плакать.»

И очень часто клиента во время такого процесса нужно просто обнять, дать закутаться в живое человеческое присутствие, чтобы это чувство потери контроля и неправильности не конфронтировало с тем глубинным процессом трансформации, который происходит. Именно так и делаю — я не психолог и не психотерапевт. Я просто тот, кто сопровождает в путешествии по психоархитектонике то человеческое существо, которое отваживается на такое путешествие. И плач по «мертвому богу» мне прекрасно знаком. И та глубинная тишина, которая приходит после него и теплое ровное ощущение жизни тоже прекрасно знакомы. Так же бывает, когда человек не может отпустить близкого в смерть, и так же с плачем происходит прощание. И так же нужно дать закутаться в живое человеческое присутствие, хотя тут есть нюанс, тут сопровождающий одновременно находится и в жизни, и в смерти, и баланс очень важен.

Источник

Facebook Comments